Группа меланома

Анализ крови при меланоме: выявление заболевания

Меланома, как следует из названия, развивается из меланоцитов, которые отсутствуют в крови Меланома — это злокачественная опухоль, которая развивается из меланоцитов — пигментных клеток, производящих меланины. Безусловно, такого заболевания, как меланома крови не существует. Когда речь идет о меланоме, анализы крови больных меланомой дают возможность врачам увидеть картину заболевания более обширно. И именно они помогают врачу делать то или иное назначение пациенту.

Анализ крови при меланоме

Анализы крови не считаются особенно значимыми при диагностике меланомы. Однако перед началом и во время лечения распространенных опухолей меланомы врачи могут назначить пациентам анализ крови на содержание лактатдегидрогеназа (ЛГД). Если при метастазировании меланомы в отдаленные органы уровень ЛДГ завышен, то это может быть признаком устойчивости опухоли к лечению.

Рак крови – лейкоз, не имеет отношения к меланоме и меланоцитам

Кроме того, при распространенной меланоме во время лечения у пациентов берется кровь для проведения общего и биохимического анализа крови.

Злокачественные опухоли влияют на состав и свойства крови, что выявляют при анализах

Причины появления меланомы (видео)

Новый метод выявления меланомы по крови

Последние исследования ДНК опухолевых клеток меланомы, циркулирующих в крови, показали, что ген TFP12 (он контролирует рост здоровых клеток), оказался «отключен» у пациентов с меланомой из-за метилирования (то есть, изменения) определенных участков их ДНК.

Кровь может выступать переносчиком раковых клеток, сама при этом не страдает

Результаты исследования показали, что на ранних стадиях развития опухоли уровень метилирования ДНК был невысок, тогда как на последних стадиях заболевания отмечался гораздо более высокий процент измененных участков генома.

Когда в кровь попадают продукты распада опухоли, развивается раковая интоксикация

Такая модификация молекулы нуклеиновой кислоты представляет собой своеобразную химическую метку, которую можно определить лабораторным путем. Именно на этом и основывается механизм работы нового диагностического теста.

Постановка и формулирование диагноза – дело врача соответствующей специализации

Помимо этого, исследователи также обнаружили, что потенциальный биомаркер, называемый NT5E, связан с распространением агрессивной формы меланомы. Это открытие британских ученых привело к тому, что теперь благодаря анализу крови, у медиков теперь есть простой и точный способ узнать о начале развития меланомы, а также определить стадию заболевания.

Самостоятельное лечение при самостоятельно поставленном диагнозе может стоить пациенту жизни

Лечение меланомы наиболее эффективно именно на ранней стадии заболевания, поэтому ранняя диагностика опухоли существенно повысит шансы пациентов победить болезнь.

antirodinka.ru

После постановки диагноза и определения стадии меланомы группа лечащих врачей приступает к обсуждению вариантов лечения.

В зависимости от стадии опухоли и других факторов возможны следующие виды лечения:

Опухоли на ранних стадиях развития нередко эффективно излечиваются хирургически. Однако распространенная меланома требует и другого лечения. В некоторых случаях врачи используют комбинированное лечение.

Крайне важно, чтобы пациент понял предложенные ему варианты терапии. Если что-то остается непонятным, важно обсудить волнующие вопросы с врачом.

Сегодня в Израиле рак молочной железы поддается полному излечению. По данным израильского министерства здравоохранения, в настоящее время в Израиле достигнута 95% выживаемость при данном заболевании. Это — самый высокий показатель в мире. Для сравнения: по данным Национального Канцер Регистра заболеваемость в России в 2000г по сравнению с 1980г увеличилась на 72%, а выживаемость составляет 50%.

На сегодняшний день стандартом лечения клинически локализованного рака предстательной железы (т.е. ограниченного на простате), а значит излечимого, считается либо различные оперативные методы, либо лучевые терапевтические методы (брахитерапия). Стоимость диагностики и лечения рака предстательной железы в Германии составит от 15.000 € до 17.000 €

Данный вид оперативного лечения был разработан американским хирургом Фредериком Мосом и успешно применяется в Израиле на протяжении последних 20 лет. Определение и критерии операции по методу Моса разработаны Американским колледжем операции Моса (ACMS) совместно с Американской академией дерматологии (AAD).

Лечение рака Нано-ножом

Нано-Нож (Nano-Knife) — новейшая технология радикального лечения рака поджелудочной железы, печени, почек, легких, простаты, метастазов и рецидивов рака. Нано-Нож убивает опухоль мягких тканей электрическим током, сводя к минимуму риск повреждения близлежащих органов или кровеносных сосудов.

Лечение рака Кибер-ножом

Технология Кибер-Нож была разработана группой врачей, физиков и инженеров Стендфордского Университета. Эта методика была одобрена FDA лечения внутричерепных опухолей в августе 1999 года, и для опухолей в остальных областях тела в августе 2001 года. На начало 2011г. действовали около 250 установок. Система активно распространяется по всему миру.

Лечение рака Протонной терапией

ПРОТОННАЯ ТЕРАПИЯ — радиохирургия протонного пучка или тяжело заряженных частиц. Свободно двигающиеся протоны извлекают из атомов водорода. Для этого служит специальный аппарат, который отделяет отрицательно заряженные электроны. Оставшиеся положительно заряженные частицы и есть протоны. В ускорителе частиц (циклотроне) протоны в сильном электромагнитном поле разгоняются по спиральной траектории до огромной скорости, равной 60% скорости света — 180 000км/сек.

xn—-8sbaraautcw0b4e.xn--p1ai

Медико-социальная экспертиза

Добавлено (04.07.2015, 16:35)

В настоящее время — основным документом, руководствуясь которым эксперты бюро МСЭ решают вопрос о наличии (или отсутствии) у больного признаков инвалидности — является вступивший в силу с 23.12.2014г. Приказ Минтруда России № 664н от 29.09.2014г.

Конкретная группа инвалидности — зависит от размера процентов.

10-30% — инвалидность не устанавливается.

40-60% — соответствуют 3-й группе инвалидности.

90-100% — соответствуют 1-й группе инвалидности.

1.Наличие по Приложению к Приказу 664н процентов размером от 40% и выше.

2.Наличие ОЖД в установленных Приказом 664н категориях.

Выполнение только одного из вышеприведенных условий — не является достаточным основанием для установления инвалидности.

14.12 Меланома и другие злокачественные новообразования кожи

Решение об установлении инвалидности 3-й группы в вашем случае — является правильным.

В настоящее время — основным документом, руководствуясь которым эксперты бюро МСЭ решают вопрос о наличии (или отсутствии) у больного признаков инвалидности — является вступивший в силу с 02.02.2016г. Приказ Минтруда России от 17.12.2015 N 1024н

70-80% — соответствуют 2-й группе инвалидности.

14.12 Меланома и другие злокачественные новообразования кожи

Думаю, что на бессрочную группу инвалидности вам рассчитывать однозначно не стоит (учитывая предшествующую 4-х летнюю ремиссию).

Если инвалидность вам продлят, то установлена она будет на 1 год — с последующим ее снятием (точнее — НЕпродлением) при очередном переосвидетельствовании в 2018г. (при отсутствии, разумеется, тяжелых, инвалидизирующих осложнений проведенного противоопухолевого лечения и иной сопутствующей инвалидизирующей патологии).

Метастатическая меланома с высоким риском рецидива

После 5 лет ремиссии — вероятность рецидива ничуть не больше, чем вероятность обычному человеку впервые заболеть раком (это статистика многолетних наблюдений за онкобольными).

Я не экстрасенс (об этом вы ничего ранее не писали).

И далеко не всякие последствия периферических нейропатий являются основанием для установления инвалидности.

Я работаю в бюро МСЭ общего профиля (не в онкологическом), поэтому большого практического опыта в освидетельствовании больных с онкопатологией у меня не имеется.

В силу вышеизложенного — я не претендую на истину в последней инстанции, а всего лишь высказываю свое сугубо личное мнение по перспективам возможного установления инвалидности в вашем случае.

К данному Приказу имеется Приложение в виде таблицы, в которой приведена количественная (в процентах) оценка степени тяжести различной патологии (заболеваний).

Конкретная группа инвалидности — зависит от размера процентов по приложению к Приказу 1024н.

40-100% — соответствует категории «ребенок-инвалид» (для лиц моложе 18 лет).

для установления больному инвалидности необходимо ОДНОВРЕМЕННОЕ выполнение 2-х условий:

1.Наличие по Приложению к Приказу N 1024н процентов размером от 40% и выше.

2.Наличие ОЖД в установленных Приказом N 1024н категориях.

14.12.1 В течение первых 5 лет после удаления злокачественной опухоли кожи — 50%

— опухоль на момент удаления не более, чем Т1N0M0;

— отсутствие рецидивов и метастазов опухоли с 2014г. по настоящее время;

— отсутствие тяжелых инвалидизирующих осложнений проведенного противоопухолевого лечения;

— отсутствие противопоказаний по характеру и условиям труда в основной профессии больного,

оснований для установления инвалидности в настоящее время — не имеется (ввиду отсутствия ОЖД в требуемых категориях).

www.invalidnost.com

Группа помощи Ксении Вагнер (Ромашко) Меланома

19 записей к записям сообщества

Все эти деньги переведены в фонд Константина Хабенского http://bfkh.ru/, которому Ксения помогала. Основное направление фонда – спасение детей с заболеваниями головного мозга.

24 ноября в 23.55 Ксении не стало.

Панихида пройдет 28.11 в 12.30 по адресу г. Санкт-Петербург, Октябрьская набережная, 18 к.1 “Часовня Киновии Александро-Невской лавры”. После состоится захоронение. https://vk.com/wall-144245570_77

Панихида пройдет 28.11 в 12.30 по адресу г. Санкт-Петербург, Октябрьская набережная, 18 к.1 “Часовня Киновии Александро-Невской лавры”. После состоится захоронение.

1. Завтра 09.11.2017 Ксении будет проведено четвертое вливание препарата Опдиво. По словам лечащих врачей, первые улучшения возможны минимум после 4-ех введений препарата Опдиво. Надеемся на положительную динамику! Показать полностью…

2. В связи с ухудшением состояния, Ксения постоянно должна находиться под наблюдением врачей. Ей ставят большие дозы гормона. Наблюдается Ксюша по-прежнему в 122 КБ.

3. По денежным средствам: в фонде было 100 тыс.рублей, сегодня родные внесли оплату за 6 дней пребывания и лечения в 122КБ (с 03.11.17 по 08.11.17 ) — 60 тысяч рублей. Итого на сегодняшний день в фонде осталось еще 40 тыс.руб. После вливания Опдиво Ксения должна обязательно находиться под наблюдением врачей. Надеемся на вашу помощь и поддержку!

Спасибо всем вам! Вы можете оказать любую материальную помощь по следующим реквизитам:

Реквизиты карты супруга Вагнер Евгения Владимировича:

vk.com

Меланома. Новости. Генетический анализ крови и повторный курс BRAF-ингибиторов

Пара интересных новостей.

Первая — вполне себе даже прикладная, а вторая, хоть и находится в стадии разработки, но сулит хорошую точность и большую пользу.

А так же экскурс в историю, в виде статьи 2003г, про узловую меланому и ее отличия от остальных типов.

I . По данным исследования, больных прогрессирующей меланомой с появившейся устойчивостью к терапии BRAF можно лечить заново

Бельгийские исследователи сообщили, что больные прогрессирующей и метастатической меланомой, у которых появилось привыкание к BRAF-таргетной терапии, успешно прошли повторный курс этой терапии после трехмесячной паузы.

Жидкая биопсия, проба на мутацию Idylla ctBRAF, разработанная Biocartis, использовалась для мониторинга мутационного статуса пациентов. Атравматичная проба биопсии обнаруживает ДНК опухоли, циркулирующей в крови.

Исследование «Комбинация дабрафениба и траметиниба для больных прогрессирующей меланомой с мутацией BRAFV600, раннее получавших ингибиторы BRAF и MEK: открытое, неконтролируемое, двуцентровое клиническое испытание фазы 2» проводилось Бартом Неинсом из университетской больницы Брюсселя, и было опубликовано в журнале «The Lancet Oncology».

Пациенты с меланомой мутации BRAFV600 получают пользу от лечения, которое комбинирует ингибиторы BRAF и MEK, но, в конечном счете, развивается невосприимчивость и еще большее прогрессирование болезни. Однако преклинические исследования и исследования конкретных случаев показали, что приобретенная устойчивость к ингибированию BRAF может быть обратимой, и исследователи решили снова бросить вызов опухоли этими ингибиторами, чтобы увидеть, может ли лечение быть эффективным у определенных пациентов.

Команда провела проспективное клиническое испытание Фазы 2 ( NCT02296996 ), оценивая противоопухолевую активность повторного лечения у 25 пациентов с прогрессирующей меланомой мутации BRAFV600, болезнь которых прогрессировала после лечения ингибиторами BRAF и MEK (тафинлар и мекинист). Все прекратили терапию на 12 недель. Затем этим пациентам давали тафинлар (дабрафениб) 150 мг перорально дважды в день и мекинист (траметиниб) 2 мг перорально один раз в день.

Исследователи оценили число пациентов, показывающих полную или частичную реакцию на повторное лечение, основной результат исследования, используя критерии оценки ответа для солидных опухолей (RECIST).

Результаты показали, что восемь человек получили частичный ответ, и стабилизация болезни была отмечена у 10 пациентов. Повторное лечение хорошо переносилось без серьезных неблагоприятных событий; однако, у одного пациента было воспаление подкожной жировой ткани (панникулит), а у другого была высокая температура.

Основываясь на увиденной противоопухолевой активности, команда пришла к заключению, что повторное лечение — потенциально новая возможность терапии для пациентов с прогрессирующей метастатической меланомой, у которых ранее она прогрессировала при использовании ингибиторов BRAF.

«Это важное открытие, поскольку эти результаты показывают, что мы можем возобновить лечение с обоснованными шансами на успех в случаях, где у нас нет эффективного стандартного лечения», сказал Барт Неинс, глава медицинской онкологии в университетской больнице Брюсселя (Бельгия), в выпуске новостей.

«Впервые исследование … показывает, что приостановка после прогрессирования может восстановить чувствительность к таргетной терапии», сказал Гирт Мертенс, главный научный сотрудник Biocartis, и что проба может «способствовать идентификации пациентов, получающих пользу от такого повторного лечения», учитывая «высокую точность в ведении пациентов».

Не могу сказать, что это очень уж прям выдающиеся результаты, НО, думается мне, что если вы принимали БРАФ, или БРАФ+ МЕК ингибиторы и у вас началось прогрессирование болезни, то не спешите их продавать! (если срок годности позволяет, конечно, и финансы)

Получается, что теперь есть три варианта продолжения лечения?

1. Переход на иммунотерапию.

2. Химиотерапия (если вы ее не использовали ранее)

3. Ждать три — четыре месяца и снова пробовать таргетные препараты

** Нужно отметить, что это еще только II фаза исследований и, конечно, тут надо опираться на мнение вашего лечащего врача.

*** Вообще, разговоры о повторном применении BRAF-ингибиторов ходили и раньше, только было непонятно откуда инфа берется.

II. Генетический анализ крови поможет выявить рецидив

Генетический анализ опухоли и образцы крови людей с одной из самых агрессивных форм рака кожи и без нее показали, что два новых анализа крови могут достоверно обнаружить ранее неопознаваемые формы болезни.

Исследователи из медицинского центра Лангон при университете Нью-Йорка и его онкологического центра Перлмуттера, приводившие испытание, говорят, что имеющие быстрые и точные инструменты мониторинга для всех типов метастатической меланомы, медицинского термина этого заболевания, могут облегчить врачам обнаружение ранних признаков рецидива рака.

Новые анализы крови, выполняемые в течение 48 часов, были разработаны совместно с лабораториями Био-Рад в Геркулесе, Калифорния. В настоящее время анализы доступны только для исследовательских целей (заостряю ваше внимание на этом факте прим Дядя Вадик).

По словам авторов исследования, новые инструменты могут первыми определить ДНК меланомы в крови пациентов, у которых рак уже распространяется и, у которых нет мутации в генах BRAF или NRAS, которые, как уже известно, стимулируют рост рака. Мутации и BRAF, и NRAS насчитывают более половины из 50 000 случаев меланомы, диагностируемой каждый год в Соединенных Штатах, и каждый может быть определен существующими анализами. Но исследовательская группа полагает, что, когда новые анализы станут доступными для использования в клиниках, можно будет выявить огромное количество всех видов меланомы.

«Наша цель состоит в том, чтобы использовать эти анализы для принятия более компетентных решений лечения и, особенно, для более раннего определения, когда лечение прекратило действовать, рост рака возобновился, и пациент должен сменить терапию», говорит старший исследователь, дерматолог Давид Польский, доктор медицины, доктор философии.

Польский представил последние результаты исследования своей команды на годовом собрании американской ассоциации научных исследований в области раковых заболеваний 2 апреля в Вашингтоне, округ Колумбия.

Как говорит Польский, Альфред В. Копф, доктор медицины, профессор дерматологии и онкологии в центре Лангон при университете Нью-Йорка и директор секции пигментных поражений в отделении дерматологии Рональда О.Перелмена, новые анализы отслеживают уровни фрагментов ДНК в крови, известных как циркулирующая опухолевая ДНК (соДНК), которые высвобождаются в кровь, когда опухолевые клетки умирают и распадаются. Точнее сказать, анализ обнаруживает признак изменений в химических структурных элементах (или мутациях) гена, который управляет теломеразной обратной транскриптазы (TERT), белком, который помогает раковым клеткам поддерживать физическую структуру своих хромосом.

Польский говорит, что обнаруженные изменения встречаются в мутирующих структурных элементах, в которых цитидиновая молекула в состоянии включить-выключить для гена TERT заменяется другим структурным элементом под названием тимидин. Или же мутация C228T или C250T приводит к положению «включить», помогая опухолевым клеткам размножаться.

Согласно Польскому, у анализов крови могут быть преимущества перед существующими методами в мониторинге болезни, потому что у анализов нет радиационного облучения, которое наблюдается при КТ, и анализы можно делать чаще и без всякого труда.

По его словам, клинически подтвержденные анализы Био-Рад, также, вероятно, быстро получат широкое применение, потому что его предыдущее исследование показало, что подобные анализы крови на мутации BRAF и NRAS лучше определяли новый рост опухоли, чем существующие анализы крови на белковую лактатдегидрогеназу.

Уровни лактатдегидрогеназы могут снизиться во время агрессивного роста опухоли, но могут также повыситься в результате других болезней и биологических функций.

Мы, кстати, это дело ведь обсуждали с профессором Гутманом в 2015г . Ситуация с этим анализом мне напоминает онкомаркёр s100 , который ща прям повсеместно у нас стали сдавать, а ведь большинство пациентов не понимают, что толку от этого маркера нет вообще (от слова «совсем»).

Тоже самое и с ЛДГ — никакой точности этот анализ не дает.

Как пример: пьете вы Зелбораф. Сдали кровь — ЛДГ повышен, сдали снова через несколько недель — еще выше. О чем это говорит? О том, что Зелбораф не действует и курс надо прекращать? Нет, конечно!

А тогда о чем он говорит, я извиняюсь?

Не, я ни в коем случае не призываю вас отказываться от ЛДГ, но просто вы должны понимать, что все это «вилами на воде писано» и увидев рост показателей не стоит впадать в отчаяние.

Как часть продолжающегося испытания, исследователи проверяли результаты новых анализов против 10 образцов опухоли, взятых у пациентов центра Лангон при университете Нью-Йорка, у которых была и не была диагностирована метастатическая меланома. Они также проверили четыре образца плазмы крови у пациентов из центра Лангон при университете Нью-Йорка, страдающих эти заболеванием и без него. Результаты анализа крови соответствовали всем случаям, известным как положительные или отрицательные для метастатической меланомы. Ученые заявляют, что успешное выявление встречалось для образцов со всего 1% видоизмененной соДНК в типичном 5 мл образце плазмы крови. Тем временем мутации TERT отсутствовали в анализах нормальной плазмы крови и ткани миндалин.

Польский говорит, что планируется дальнейшее исследование новых анализов крови для оценки их использования в мониторинге развития агрессивного рака, для более быстрого определения, когда необходимо перейти на альтернативную терапию, а так же можно ли использовать анализы для выявления других видов рака, таких как опухоли головного мозга, у которых также есть мутации TERT.

У меня постепенно создается впечатление, что этих самых мутаций имеется просто бесчисленное множество, ну а плюс всех этих разработок конечно же в точности, которой сейчас просто нет.

С новостями все, а теперь небольшой экскурс в историю.

2003г Австралия. Интересная статья

III Узловая меланома не так проста, как кажется, или чем опасен быстрорастущий прыщик

Злокачественная меланома является четвертой наиболее часто диагностируемой злокачественной опухолью в Австралии. Узловая меланома (УМ) составляет менее 15% всех меланом, но насчитывает до 70 % опухолей толще 3 мм.

Данная статья описывает клинические симптомы УМ, прогнозы и ведение больного.

Узловая меланома, в отличие от поверхностно распространяющейся меланомы, проявляется иначе и не отвечает критериям «ABCD», используемым для предупреждения врачей и пациентов о возможности постановки этого диагноза. Из-за быстро развивающейся глубины инвазии рекомендуется срочное направление к врачу-специалисту и широкое иссечение.

Злокачественная меланома является четвертой наиболее часто диагностируемой злокачественной опухолью в Австралии, составляющей приблизительно 800 смертельных случаев ежегодно. Новые данные государственного ракового регистра показывают, что в 1999 году в Австралии было диагностировано в общей сложности 8243 новых случаев (4627 мужчин, 3616 женщин) кожной меланомы. Это была наиболее распространенная злокачественная опухоль, диагностируемая в возрастной группе от 15 до 44 лет, и для всех возрастов это было четвертое наиболее распространенное злокачественное новообразование; (10,4 %) у мужчин и треть (9,6 %) по частоте у женщин (а сейчас то что творится, интересно, если учесть, что год от года заболеваемость меланомой растет прим ДядяВадик). Коэффициент заболеваемости увеличивается с возрастом, и средний возраст составил 61 год у мужчин и 54 года у женщин. Риск развития меланомы к 74 годам составляет один из 25 для мужчин и один из 35 для женщин. Факторы риска развития меланомы показаны в таблице 1.

В соответствии с увеличенным риском развития меланомы от большей инсоляции, показатели в северных широтах Австралии выше, чем в южных областях; уровень в Квинсленде почти в два раза выше, чем в Виктории. В 1999 году стандартизированный коэффициент смертности (стандартизирован по мировому стандартному населению) составил 4,7 на 100 000 у мужчин и 2,4 на 100 000 у женщин. Меланома заняла 8 место среди причин смерти, связанных со злокачественными новообразованиями и для мужчин и для женщин, и в общей сложности 11 455 человек до 74 лет умерли и-за меланомы. Меланома стала десятым самым дорогим злокачественным новообразованием со стоимостью 65,5 миллионов долларов. Среди белокожего населения в мире заболеваемость меланомой увеличивается быстрее, чем любое другое злокачественное новообразование.

Толщина опухоли – это самая точная мера прогноза. В настоящее время опухоли с толщиной менее 1 мм обычно подвергаются хирургическому вмешательству, в то время как выживаемость в 5 лет для опухолей толще 4 мм составляет приблизительно 50%.

Заболеваемость толстой меланомой и связанная с ней летальность в значительной степени статична, несмотря на успехи в ее раннем обнаружении за последние 20 лет. Типичная форма меланомы – поверхностно распространяющаяся меланома (ПРМ) (рисунок 1),

составляющая 50-75% всех случаев.

Акроним «ABCD» для асимметрии, четкости границы, цвета и числа дерматоскопических элементов (>6 мм), предложенный группой Нью-Йоркского университета, был ценной помощью в предупреждении врачей и пациентов о возможности ПРМ. К сожалению, узловая меланома (УМ) не соответствует этим критериям, и фактически представляет их противоположность. В то время как УМ составляет только 10-15% всех видов меланомы, австралийские исследования показали, что они насчитывают 56-72% всех опухолей толще 3 мм. Подобный нью-йоркский анализ обнаружил, что УМ составляла 66 % опухолей толще 3 мм.

Диагностирование узловой меланомы

Недавно изданное Викторианское исследование восприятия пациентами симптомов и признаков УМ по сравнению с признаками ПРМ продемонстрировало, насколько противоположными могут быть эти подтипы.

Узловые меланомы были, главным образом, симметричны (80%), с правильной границей и одного цвета (78%), большинство (55%) было амеланотическими. Также они выступают над уровнем кожи (90%), мокнущие, покрытые коркой или болезненные по сравнению с ПРМ. Обычно узловая меланома красная или розовая по цвету и, если есть, то пигментация обычно равномерно распределена по всему пораженному участку. Она поднимается с самого начала и прогрессивно растет как круглый узелок (рисунок 2).

После периода роста от одного до нескольких месяцев УМ начнет изъязвляться, покрываться коркой и кровоточить. Узловая меланома растет вертикально с начала и развивает глубину инвазии быстрее, чем другие меланомы фазы радиального роста. Поражения, которые постоянно растут больше месяца, подозреваются как УЗЛОВАЯ МЕЛАНОМА и требуют срочной реакции. Очевидные особенности « ABCD » бесполезны при диагностировании узловой меланомы. Рекомендуемый алгоритм для клинических симптомов УМ мог бы быть « ВТР », т.е. возвышающаяся, твердая и растущая прогрессивно в течении месяца, или дольше .

Добавлю еще одно фото узловой беспигментной меланомы: Лечение меланомы. Латвия-Израиль (прим Дядя Вадик)

Рядовому гражданину сложно отличить узловую меланому от маленьких воспалительных поражений, таких как угри, фолликулит и укусы насекомых.

В начальной стадии они могут показывать схожие черты, но в течение одного месяца все становится понятно. Давнишние приподнятые узелковые утолщения, которые не меняются, такие как дерматофибромы и внутрикожные родимые пятна, также могут пробудить беспокойство, но они четко отличаются от узловой меланомы своей долгой историей стабильности. Другие отличительные диагнозы могут включать ангиомы, базально-клеточный рак (БКР) (рисунок 3),

плоскоклеточный рак (ПКР) и множество редких опухолей. Большинство поражений, которые подходят под диагностические критерии для УМ, будут БКР или ПКР. Базально-клеточный рак можно отличить наличием узелка в виде жемчужины и горизонтально ветвящейся телеангиэктазией. Плоскоклеточный рак может показать гиперкератоз, но в некоторых случаях его невозможно отличить от УМ.

Дерматоскопия ценна в диагностировании БКР, но мало полезна для УМ и ПКР.

Если после клинического исследования нельзя исключить УМ, требуются срочные действия. После направления к дерматологу, необходимо проконсультироваться с клиническим врачом, чтобы избежать ненужной задержки в оценки пациента. В качестве альтернативы можно сделать полную эксцизионную биопсию, используя 1-2-миллиметровый край. Пункционные биопсии менее надежны и их не следует использовать для определения возможной меланомы. Бритвенная биопсия и бритвенное вырезание мешают важному гистологическому исследованию глубины и их следует избегать (это ж еще в 2003г народ глаголил прим Дядя Вадик).

Если диагноз узловая меланома был гистологически подтвержден, оценка прогноза по толщине опухоли, изъязвлению, местоположению и полу пациента является такой же, как и для других меланом. При более инвазивных опухолях (>1,0 мм) внимание должно быть уделено поиску консультации в многопрофильных центрах по лечению меланомы. Что касается других меланом, выполняется широкое иссечение кожи, окружающей меланому, чтобы гарантировать полное удаление первичной опухоли, ширина вырезания варьируется в зависимости от толщины опухоли. Затем пациент должен наблюдаться на регулярной основе, частота посещений назначается согласно риску появления метастатической болезни. При каждом последующем посещении у пациента должны проверять состояние лимфатических узлов (близлежащих и отдаленных) и печени. Должна проверяться вся поверхность кожи на наличие первичной меланомы, а так же на кожные метастазы (да ты мое австралийское золотко прим. Дядя Вадик).

За наводку на статью спасибо пользователю интернетов под кодовым псевдонимом «Андрей» ??

Короче, если у вас на коже объявился твердый прыщик, который резко увеличивается в размерах, при этом имея правильную форму, однородную структуру и ОТСУТСТВИЕ ПИГМЕНТАЦИИ — нужно скакать к нормальному дерматологу! А если «оно» при этом еще и мокнуть начинает, то не скакать, а бегом бежать!

Все, не болейте! И пусть ваши прыщики остаются прыщиками!

www.vladlive.com

Это не ко мне вопрос, а к тем онкологам, которые данные диагнозы выставляют.

Эксперты МСЭ выносят решение на основании выставленных онкологами диагнозов и не несут ответсвенности за их достоверность. Проверить их правильность возможно ТОЛЬКО после изучения клеток опухоли под микроскопом (гистологическое исследование).

Микроскопами бюро МСЭ не оснащены и в обязанности сотрудников МСЭ не входит удаление у больного опухоли и изучение ее под микроскопом.

Это обязанности его лечащих врачей — которые лечат больного, обследуют его и несут полную ответственность за достоверность сведений, изложенных в Направлении на МСЭ по форме 0-88/у.

Меланома считается одной из самых злокачественных опухолей — поэтому, особенно при рецидивирующем ее течении, считается у больных имеется ОЖД к труду 2ст., что соответствует 2-й группе инвалидности.

Дело в том, что прогноз при данной патологии в большинстве случаев благоприятный.

При первой стадии базалиомы радикальное лечение приводит почти к 100%-ному выздоровлению. При второй стадии заболевания полное излечение отмечается в 95-97% случаев.

Такой благоприятный прогноз обусловлен медленным ростом опухолей и отсутствием метастазов.

«18. Организации, оказывающие лечебно-профилактическую помощь, органы, осуществляющие пенсионное обеспечение, а также органы социальной защиты населения несут ответственность за достоверность и полноту сведений, указанных в направлении на медико-социальную экспертизу, в порядке, установленном законодательством Российской Федерации.»

Средние сроки временной утраты трудоспособности больных с меланомой кожи составляют 2-3 мес и зависят от стадии, размера опухоли, глубины и толщины инвазии, метода лечения и его результата.

По окончании временной нетрудоспособности пациенты могут возвратиться к профессиональному труду, если у них отсутствуют рецидивы и метастазы.

• радикально оперированных с благоприятным клиническим прогнозом (I и II стадии) — при необходимости рационального трудоустройства;

• радикально оперированных в III стадии опухолевого процесса и при неблагоприятном прогнозе;

• больных, которым проведено паллиативное хирургическое, лучевое и химиотерапевтическое лечение;

• лиц, которые отказались от радикального лечения;

• пациентов с рецидивом и появлением отдаленных метастазов;

www.invalidnost.com

Меланома. Лечение меланомы

Что делать, если меланома распространилась по организму? В нашей лаборатории разработаны 3 синергичные стратегии спасения пациентов с меланомой IV стадии:

  1. применение многофункционального противомеланомного препарата на основе пептидов и гликопротеинов плаценты;

Лечение меланомы: примеры

Клинические эффекты, достигнутые при биотерапии метастазирующей меланомы

История болезни: Меланома кожи на внутренней поверхности бедра обнаружена в 2005 году. Опухоль была удалена хирургическим путем. В 2006 году — рецидив рядом с рубцом. Произведена операция. В конце 2008 года был обнаружен метастаз в регионарном лимфатическом узле. Произведена операция по удалению опухоли и регионарных лимфатических узлов с окружающими тканями. Проведено 3 курса химиотерапии. Обнаружены множественные метастазы: в головной мозг, селезенку. Состояние быстро ухудшалось. Нейроонкологи предприняли попытку радионожом удалить метастазы.

Лечение меланомы: В феврале 2009 года начат курс биоэмбриотерапии. Удалена селезенка. Состояние М. в течение 2 месяцев существенно улучшилось, что позволило вернуться к обычному образу жизни и воспитанию внуков.

История болезни: В 2005 году обнаружена меланома кожи грудной стенки. Произведена радикальная операция по удалению злокачественной опухоли. Рецидив опухоли в 2007 году. Обнаружены метастазы в подмышечных лимфатических узлах. Произведено иссечение метастазов опухоли с окружающими тканями. Начат курс лечения рофероном. Рецидив в 2008 году. В 2009 году обнаружены множественные метастазы в печени и позвоночнике. На фоне противоопухолевой терапии — прогрессирование заболевания. Выписан домой, не вставал, каждые 3 часа вводили обезболивающий препарат.

Лечение меланомы: В 2009 году начат курс биоэмбриотерапии. В течение 2 недель прекратились боли, появился аппетит. Через 4 месяца после первой инъекции вакцины пациент смог вернуться к своей работе водителем.

Пример регрессии распространенной, устойчивой к стандартным противоопухолевым методам лечения, метастазирующей меланомы под действием биотерапии.

Пример регрессии рецидива опухоли при распространенной, устойчивой к стандартным противоопухолевым методам лечения и таргетному препарату «Вемурафенибу», меланоме под действием только биотерапии.

Особенностью комплексной биотерапии является отсутствие побочных явлений. Лечение меланомы в большинстве случаев сопровождается улучшением самочувствия пациента и нормализацией лабораторных показателей при динамическом наблюдении.

Итак, когда три основных самостоятельных метода специального лечения онкологических больных, а именно хирургический, лучевой, химиотерапевтический, или их комбинация уже не могут ни теоретически, ни практически спасти больного с диссеминированной меланомой, больному остается жить всего несколько месяцев. Что можно предпринять?

Очевидно, что ученые пробуют найти способ спасения таких больных в совершенствовании методов лечения, первоначально отнесенных онкологами ко второстепенным. К второстепенным методам отнесли биотерапию, которая включает в себя две разные стратегии лечения рака: таргетную терапию и иммунотерапию. Почему же потенциально самая перспективная и, вероятно, в будущем основная стратегия лечения опухолей отнесена к малозначимым в онкологии технологиям? Во-первых, пока во многом непонятна биология опухолевого роста. Молекулярная биология и иммунология рака для практических врачей сложны. А во-вторых, пока еще поддерживается мнение, что биологические методы воздействия на рак неэффективны, например, в сравнении с эффективностью химиотерапии. Попробуем разобраться на примере меланомы.

Итак, идея таргетной терапии в онкологии состоит в создании лекарственного препарата, который точно поражает заданную цель — одну определенную молекулу, которая может быть ответственна либо за развитие рака, либо за формирование злокачественных признаков раковых клеток, либо поддерживающая возможность существования злокачественной опухоли в организме больного. За счет таргетного препарата в раковой клетке повреждается ключевое молекулярное звено — одна деталь (молекула) с прицелом на то, что эта поломка будет значимой и разрушит более сложную структуру — раковую клетку и, соответственно, инактивирует злокачественную опухоль. В итоге будет достигнут лечебный эффект — спасение больного раком.

В 2011 году были разрешены к применению в онкологии 2 новейших таргетных препарата для лечения — «Вемурафениб» и «Ипилимумаб».

Анализ эффективности «Вемурафениба» (синонимы: Vemurafenib, Zelboraf) — нового биотерапевтического таргетного препарата для лечения меланомы.

В 2011 году на съезде Американского общества клинической онкологии (American Society of Clinical Oncology) руководителем III фазы клинических исследований (BRIM3) Полом Чэпмэном (Центр раковых исследований имени Слоуна Кеттеринга, США) было заявлено о создании принципиально нового препарата «Вемурафениба», который воздействует на определенную генетическую мутацию в клетке. Эта мутация гена присутствует почти в половине случаев заболевания меланомой. В испытании нового препарата приняли участие 675 больных в разных странах, у которых была обнаружена неоперабельная меланома в прогрессирующей стадии IIIC-IV. В ходе клинических испытаний сравнивалась эффективность лечебного действия «Вемурафениба» с «Дакарбазином», наиболее эффективным препаратом, используемым в стандартной монохимиотерапии при меланоме.

Пол Чэпмэн (Paul B. Chapman, MD, of Memorial Sloan-Kettering Cancer Center in New York)

При генерализованных формах меланомы применяют ряд известных противоопухолевых препаратов с различной эффективностью. По официальным данным, эффективность «Дакарбазина» в лечении меланомы составляет 20–22%, у производных нитрозомочевины — 15–24%, и у препаратов на основе платины — 15–20%. На основе этих препаратов создаются схемы комбинированной химиотерапии. Наиболее чувствительными в порядке убывания являются метастазы меланомы в кожу и подкожную клетчатку, лимфатические узлы, легкие, наименее чувствительными — метастазы в печень, головной мозг и особенно в кости. Можно обратить внимание на существенную разницу в эффективности «Дакарбазина», указанную производителем (20–22%) и полученную в исследованиях «Вемурафениба» в контрольной группе пациентов — 5,5% (см. ниже).

Швейцарская фармацевтическая компания «Рош Холдинг АГ» (Roche Holding AG) — производитель препарата Zelboraf. «Вемурафениб» выпускается под коммерческим названием «Зелбораф» (Zelboraf) в виде таблеток 240 мг. «Мы вдохновлены результатами исследования BRIM3, которые показали, что "Вемурафениб" не только увеличивает продолжительность жизни пациентов и снижает риск ухудшения заболевания, но и приводит к существенному уменьшению опухоли, что является важным результатом для терапии меланомы, этого крайне агрессивного онкологического заболевания», — сказал доктор Хал Баррон, глава международного направления по разработке лекарственных препаратов и главный исполнительный директор по медицине компании «Рош».

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ СОЗДАНИЯ «ВЕМУРАФЕНИБА»

Стратегия блокировки протеина — продукта протоонкогена B-Raf, известного как протеин киназа (serine/threonine-protein kinase B-Raf), принадлежит англичанам Ричарду Марэ и Кэролайн Спрингер. Клетка для того, чтобы активироваться и начать делиться, должна получить специальный сигнал извне. Далее сигнал передается по так называемому сигнальному пути — это каскад биохимических реакций, сопровождающих передачу внешнего сигнала с мембранного рецептора на поверхности клеточной мембраны к ядру. Передача сигналов может идти по короткой или длинной цепи (через активацию другого каскада), быть прямой или непрямой. Клеточный сигнальный путь Ras/Raf/MEK/ERK — ключевой регулятор клеточной пролиферации и выживания. Мутации вдоль всего этого пути были идентифицированы в меланоме. Активирующие мутации ведут к повышенной клеточной пролиферации и устойчивости к запрограммированной клеточной гибели. Ras-протеин присоединен к внутренней клеточной мембране, а Raf, MEK и ERK — цитозольные протеины. Ras-мутации наблюдаются у 10–20% пациентов с меланомой и могут активировать Raf и P13K (фосфоинозитид-3 киназа)-каскады.

Схема-иллюстрация последствий мутации B-RAF на клеточный цикл меланоцитов

Richard Marais (Ричард Марэ), professor of Molecular Oncology at the Institute of Cancer Re-search in London

Белок BRAF — белок, состоящий из 766 аминокислот, — ключевой элемент сигнального пути RAS-RAF, обеспечивающий рост и существование клеток. Мутации в гене B-RAF вызывают гиперактивацию этого пути, что может привести к чрезмерной пролиферации и злокачественной трансформации клеток. Самая распространенная мутация в Ras/Raf/MEK/ERK-пути наблюдается именно в BRAF, одном из трех генов Raf. В 2002 году Davies и коллеги первыми описали активирующую мутацию в протоонкогене B-Raf, который приводит к повышенной активности B-Raf-киназы. «Вемурафениб» работает только у больных меланомой, у которых раковые клетки имеют мутацию BRAF V600E (то есть аминокислота валин в номер позиции 600 внутри белка B-Raf заменена глутаминовой кислотой). Около 60% меланом имеют эту мутацию. Препарат также имеет эффективность против более редкой мутации BRAF — V600K. Клетки меланомы без этих мутаций не ингибируются «Вемурафенибом».

Однако BRAF-мутация выявляется в 70–80% обычных доброкачественных приобретенных меланоцитарных невусов. А также обычно отсутствует в меланомах, которые наблюдаются в несолнцеэкспонированной коже. Поэтому очевидно, что BRAF-мутация — не единственная и не главная мутация, приводящая к возникновению и развитию меланомы. Об этом создатели препарата скромно умалчивают.

Caroline Springer (Кэролайн Спрингер), Professor of Biological Chemistry at the Institute of Cancer Research in London

«Мы знаем точный порядок аминокислот белка, и благодаря работе Ричарда Марэ, профессора Дэвида Барфорда и их коллег у нас есть структура BRAF и известна его форма, — говорит профессор Спрингер. — Мы можем использовать эту информацию, чтобы попытаться сделать соединение, которое способно взаимодействовать с доменом мутантной формы киназы и блокировать ее».

Перед назначением «Вемурафениба» больному меланомой необходимо провести специальное исследование с помощью тестсистемы 4800 BRAF V600 Mutation Test, также созданной учеными компании «Роше». Такой анализ позволяет быстро и точно установить наличие мутации BRaf и определить, сможет ли дорогостоящий препарат помочь пациенту.

Процент пациентов, размеры опухоли у которых уменьшились при приеме препарата «Вемурафениб», составил 48,4, что было почти в девять (!) раз больше, чем в группе пациентов, которые получали стандартную химиотерапию. При приеме «Дакарбазина» лишь у 5,5% произошло уменьшение размеров меланомы. Хотелось бы особо обратить внимание на последнюю цифру. В контрольной группе с «Дакарбазином» пациенты повергались крайне токсичному лечению, часто само по себе такое лечение представляет реальную угрозу жизни пациентов, при этом положительный эффект был получен (приблизительно) только у 5 пациентов из 100! В медицине только в онкологии считается допустимым применение сильнодействующих токсичных препаратов с такой низкой эффективностью. Через шесть месяцев 84% больных меланомой из группы, принимающих «Вемурафениб», были живы, в сравнении с 64% пациентов, принимающих химиопрепараты. Увеличение общей выживаемости и уменьшение опухоли при применении «Вемурафениба» наблюдались у пациентов независимо от возраста, пола или факторов риска заболевания.

Медиана общей выживаемости на момент, когда клиническое исследование достигло основной цели в январе 2011 года, составила 9,2 месяца в группе пациентов, получавших «Вемурафениб», и 7,8 месяца — в группе, где пациенты принимали «Дакарбазин». После наблюдения в течение еще двух месяцев медиана выживаемости пациентов, получавших «Вемурафениб», увеличилась до 10,5 месяца, в то время как у пациентов, получавших химиотерапию, осталась равной 7,8 месяца. «Вемурафениб» достоверно увеличивал продолжительность жизни больных метастазирующей меланомой на несколько месяцев.

В чем же уникальность препарата?

1) Блокада фермента-киназы B-RAF-сигнального пути вызывала достаточно быстрое противоопухолевое действие. Пациенты начинали чувствовать себя лучше уже через несколько дней от начала лечения, и это улучшение самочувствия могло ощущаться в течение нескольких недель. Ответ быстр и наблюдается у 48% пациентов с меланомой.

2) Происходит быстрое (со 2-й недели от начала лечения) уменьшение размеров первичной опухоли и метастазов меланомы. Значительная регрессия распространенной меланомы убедительно документировалась с помощью позитронно-эмиссионной томографии (радионуклидный томографический метод исследования внутренних органов человека).

3) Эффект уменьшения количества меланомы наблюдался даже у пациентов с очень поздней стадией рака. Обычно таких безнадежных пациентов направляют в хоспис для паллиативного лечения.

4) Показано улучшение общей выживаемости на несколько месяцев. Пол Чэпмэн считает этот результат «поразительным и крайне важным статистически». Но вряд ли большинство больных меланомой, принимавших препарат, сочло бы такой результат поразительным.

Комитет по контролю за действием лекарств (США) рекомендовал разрешить пациентам из группы химиотерапии переходить в группу принимающих «Вемурафениб» или же получать данный препарат вместо химиотерапии.

1) Быстрое развитие невосприимчивости меланомы к препарату. Через 6–7 месяцев от начала приема препарата «Вемурафениб» перестает действовать, и болезнь вновь начинает прогрессировать.

2) При приеме «Вемурафениба» у пациентов начинают появляться новые злокачественные опухоли. Почти у каждого четвертого пациента возникает чешуйчатоклеточная карцинома кожи. Обычно чешуйчатоклеточная карцинома появляется через 7–8 недель от начала приема «Вемурафениба». Примерно у трети таких больных возникновение карциномы бывает неоднократным (в среднем 6 недель между началом каждого случая). Поэтому перед началом лечения рекомендуется консультация дерматолога, которую необходимо повторять не реже чем через каждые 2 месяца во время всего периода лечения. В первом же клиническом исследовании «Вемурафениба» у семи пациентов были диагностированы вновь возникшие злокачественные меланомы (!), которые были иссечены, и лечение «Вемурафенибом» продолжалось дальше без коррекции доз. Часто возникают также кератоакантомы кожи.

3) «Вемурафениб» не всегда работает, а в некоторых случаях, что гораздо страшнее, даже ускоряет рост меланомы и смерть больных.

Michael A Davies, M.D., Ph.D. Assistant Professor, Department of Melanoma Medical Oncology, Division of Cancer Medicine, The University of Texas MD Anderson Cancer Center, Houston, TX

Анализом проблемы активации меланом «Вемурафенибом» занялись ученые ведущего института исследования рака в мире — Онкологического центра им. М. Д. Андерсона в Техасском университете. Большинство образцов меланом, взятых техасскими учеными у многочисленных раковых больных, несли в себе мутации либо в гене B-Raf, либо в гене Ras, и только в очень редких случаях в меланомных клетках присутствовали сразу обе мутации. Мутации в гене Ras приводят к тому, что нормальный протеин B-Raf все время находится в «активированном состоянии». И любой врач, который при мутации гена Ras и при нормальном гене Raf примет в этой ситуации решение использовать ингибиторы BRaf, попросту убьет пациента своими руками. То же может произойти и в случае мутаций в обоих генах. «Вемурафениб» парадоксально стимулирует нормальный ген BRAF и может способствовать росту опухоли в таких случаях. Вот ученым и пришла в голову светлая мысль проверить, что происходит, когда ингибиторы BRaf применяются для лечения пациентов с мутациями в гене, кодирующем белок Ras. Оказалось, что ингибиторы BRaf не могут разрывать сигнальные цепи в меланомных клетках с мутациями в гене Ras. Хуже того, использование этих препаратов лишь усиливает аномальную сигнальную активность! Что и объясняет встречающиеся парадоксальные (это для ученых, а для пациентов — смертельные) результаты лечения BRaf-ингибиторами.

Мартин Макмахон, заслуженный профессор биологии рака, возглавляющий команду из Калифорнийского университета, называет революционным лечение определенных видов меланомы с помощью «Вемурафениба».

«Однако эффективность препарата, — говорит он, — оказалась недолговременной, поскольку его применение вызывало в опухолях лекарственную устойчивость к нему. Разработанный нами метод прерывистой терапии позволил пролонгировать его эффективность и существенно продлить жизнь мышам с меланомой».

Международная группа ученых из Швейцарии и США обнаружила, что в процессе выработки устойчивости меланомы к «Вемурафенибу» раковые клетки привыкают к лекарству и становятся зависимыми от него. Чтобы выяснить механизм возникновения лекарственной резистентности меланомы, ученые создали экспериментальную модель — лабораторных мышей, пораженных меланомой. В ходе эксперимента животные сначала, как и люди, отвечали на лечение, их опухоли стали постепенно уменьшаться. После терапии в течении нескольких месяцев раковые клетки выработали устойчивость к лекарству — так же, как это происходит при лечении страдающих меланомой людей. Изучая реакцию опухоли на лечение «Вемурафенибом», исследователи установили, что клетки меланомы под воздействием лекарства начинают в избыточных количествах производить мутантный белок, кодируемый геном BRAF, — удивительно, но именно на подавление активности этого белка и было изначально направлено действие препарата. Также ученые обнаружили, что раковые клетки помимо устойчивости к этому лекарству приобретают и зависимость от него. Клеткам меланомы «Вемурафениб» становился необходимым для дальнейшего роста. Тогда авторы работы предположили, что прерывание курса лечения может отрицательно подействовать на клетки-«наркоманы», которые начнут погибать в отсутствие препарата. Эта гипотеза была доказана в ходе эксперимента на мышах — при дискретном лечении резистентная опухоль у грызунов уменьшилась, и они смогли прожить более 100 дней. В то же время животные, которых лечили обычным образом, умерли раньше этого срока. На основе этого открытия исследователи разработали дискретный курс лечения с периодическими перерывами в приеме препарата. Во время таких перерывов клетки меланомы, не получив дозу необходимого им лекарства, погибали. Для подтверждения результатов данной работы исследователи планируют провести клинические испытания дискретного метода лечения на пациентах.

Несмотря на большое количество осложнений в действии препарата и еще большее количество вопросов по его действию, «Вемурафениб» поступил в продажу, при этом «Вемурафениб» — весьма дорогой препарат, стоимость курса лечения в течение 6 месяцев составляет 56 400 долларов.

Анализ эффективности «Ипилимумаба» (синонимы: Ipilimumab, «Ервой», Yervoy, MDX-010 или MDX-101) — нового биотерапевтического таргетного препарата для лечения меланомы.

«Ипилимумаб» в марте 2011 года был одобрен Управлением по контролю качества пищевых продуктов и лекарственных средств (FDA) США для лечения меланомы на 3-й и 4-й стадиях под рыночным названием «Ервой» (Yervoy). Этот препарат был разработан фармацевтической компанией Bristol-Myers Squibb.

«Ервой» представляет собой таргетный препарат — моноклональное антитело человека, воздействующее на иммунную систему больного, пораженного злокачественной опухолью. На мембране цитотоксичных Т-лимфоцитов (cytotoxic T lymphocyte-associated antigen 4) расположена молекула белка — антитело семейства иммуноглобулиноподобных молекул, выполняющая функцию костимуляторной молекулы, которая экспрессируется активированными Т-клетками. Четкого понимания механизмов противоопухолевого эффекта этого препарата нет. CTLA-4 «вероятно, играет важную роль в регуляции естественных иммунных ответов» (Tarhini A. A., Iqbal F., 2010. «CTLA-4 blockade: therapeutic potential in cancer treatments». Onco Targets Ther 3: 15–25). Считают, что препарат «Ервой» связывает молекулу CTLA-4. По сути, молекула CTLA-4 является ингибирующим рецептором, который ограничивает Т-клеточную активацию. Упрощая, можно сказать, что CTLA-4 действует, как тормоз, на Т-клетки, и этот тормоз блокируется. Поэтому «Ервой» дает возможность больному самостоятельно сопротивляться болезни, а его Т-клеткам начать атаковать рак.

Ген, кодирующий цитотоксический Т-лимфоцитарный антиген (CTLA-4), картирован на 2-й хромосоме (2q33). Для этого гена характерен полиморфизм. То есть один тип антител не может быть эффективным для всех больных. Этим во многом объясняется различная эффективность препарата для разных пациентов одной клинической группы. Наиболее исследуемыми являются 2 полиморфизма гена — замены С/Т в позиции 318 в промоторной области и замена G/A в позиции 49 в первом экзоне, приводящая к аминокислотной замене аланина на треонин.

История создания препарата началась с 1990-х годов, когда американский иммунолог Джеймс Эллисон на поверхности Т-лимфоцитов обнаружил молекулу, названную им CTLA-4. Оказалось, что эта молекула играет важную роль — запрещает иммунной системе атаковать собственные ткани организма. Несколько позже удалось понять, что клетки злокачественных опухолей воздействуют на CTLA-4, активно защищаясь от лимфоцитов и блокируя реакцию клеточной цитотоксичности. Вместе со своими коллегами и при поддержке ряда биотехнологических компаний Эллисон наладил производство иммунологического препарата на основе моноклональных антител, который может временно блокировать CTLA-4 и активировать Т-лимфоциты. Блокада CTLA-4 позволяет иммунной системе эффективно находить и атаковать раковые клетки меланомы.

James P. Allison (Джеймс Эллисон), Chair of the Immunology Program in the Sloan-Kettering Institute

В статье под названием «Армии Т-лимфоцитов» профессор Эллисон говорит: «Это лекарство отличается от любого другого лекарственного препарата, применяемого для лечения рака. Вы лечите иммунную систему онкологического больного». Инактивация CTLA4 исправляет патологическое состояние иммунитета — устраняет иммунную толерантность (терпимость) организма онкобольного к злокачественным опухолям. Опухоли имеют многочисленные хитрые механизмы для уклонения от иммунной системы человека, и блокирование одного из них —CTLA4 (то, что Эллисон назвает «CTLA4 Блокада») может действовать как ключ зажигания, стимул иммунной системы для начала атаки на опухоль.

Итак, согласно результатам международного исследования, представленного в рамках ежегодного конгресса Американского общества клинической онкологии в Чикаго (2010 г.), на фоне приема препарата «Ервой» выживаемость больных увеличивалась в среднем на 10 месяцев. В исследовании приняло участие 576 пациентов со злокачественной меланомой. Исследователи также сообщили, что на фоне приема препарата у пациентов было зафиксировано торможение развития метастазов.

Джед Волчок (Jedd D. Wolchok, MD, PhD, Associate At-tending Physician and Director of Immunotherapy Clinical Trials at Memorial Sloan-Kettering Cancer Center in New York)

«Эти результаты подтвердили опубликованные в прошлом году данные об увеличении общей выживаемости при метастатической меланоме с использованием "Ервой", — сказал профессор Джед Волчок, руководитель иммунотерапевтических клинических испытаний в Онкологическом центре Нью-Йорка, США. — В исследовании наблюдался даже случай четырехлетней выживаемости, и это одно из преимуществ иммунотерапии перед токсическими препаратами химиотерапии. Иммунная система — это "живое лекарство", она в состоянии адаптироваться к изменениям в опухоли, изменчивость обычно позволяет опухоли приобрести устойчивость и уклониться от обычной токсической терапии».

Рекомендуемая доза «Ипилимумаба» составляет 3 мг/кг. Препарат вводится внутривенно в течение 90 минут каждые три недели. Всего на трехмесячный курс лечения необходимо четыре дозы. Стоимость такого курса лечения превышает 120 000 американских долларов.

Со временем эксперты выяснили, что больные по-разному реагируют на введение препарата «Ервой». Положительный ответ на лечение может проявиться как через несколько недель (время необходимо, чтобы в организме собралась армия T-клеток для борьбы с меланомой), так и через несколько месяцев от начала лечения.

Поскольку действие препарата связано с активизацией всей иммунной системы организма, возможно возникновение серьезных побочных эффектов. Сообщается о нескольких смертельных случаях на фоне терапии «Ипилимумабом», связанных с полиорганной недостаточностью, а также с перфорацией кишечника в результате колита. К побочным эффектам действия препарата относят ряд других осложнений: диарею, тошноту, рвоту, снижение аппетита, колиты, гепатиты, дерматиты (вплоть до токсического эпидермального некролиза), невриты, параличи, воспаления гипофиза, щитовидной железы, надпочечников, глаз. Эти побочные эффекты могут проявиться как непосредственно на фоне лечения, так и спустя несколько месяцев после инфузии препарата.

Если побочные эффекты очень выражены и угрожают жизни больного, врач должен принять решение о прекращении или приостановке терапии «Ипилимумабом».

Исследователи наблюдали одно- и двухлетние показатели выживания для пациентов, принимавших «Ервой». И хотя терапия ипилимумабом связана с рядом серьезных побочных эффектов, включая воспалительные процессы, диарею и даже смерть пациентов, недостаток возможностей для спасения больных меланомой на поздней стадии заболевания побудил Управление контроля качества продуктов и лекарственных средств США (Food and Drug Administration, FDA) одобрить этот препарат.

Согласно информационным данным medikforum, примерно половина пациентов, принимавших «Ервой» (Ipilimumab), все еще были живы через год после начала лечения. Среди пациентов контрольной группы, не получавших этого лекарства, выживаемость была в два раза ниже. «Это позволяет говорить о значительном успехе в деле создания лекарства от меланомы — первого нового препарата за 40 лет».

Также «Ервой» предполагается применять для лечения отдельных форм рака легких и рака простаты.

Следующим шагом будет проверка этих новых препаратов в комбинации. Во время ASCO 2011 две компании, разрабатывающие Ipilimumab (Bristol-Myers Squibb) и Vemurafenib (Roche), объявили, что они будут сотрудничать в исследовании, чтобы оценить сочетание двух препаратов у пациентов с BRAF-мутацией метастатической меланомы.

Анализ новейшего лекарственного средства «Пембролизумаба» для иммунотерапии меланомы на основе моноклональных антител к мембранному белку PD-1

В 1990-х гг. группа японских ученых под руководством Юичи Ишиды открыла ген PD-1, кодирующий молекулу PD-1 (programmed celld eath protein-1, белок программируемой клеточной смерти 1), эта молекула была обнаружена на погибающих Т-лимфоцитах, в дальнейшем было сделано предположение о возможности использовании этой молекулы для борьбы с раком.

В первом ряду сидит слева Юичи Ишида (Yuichi Ishida), профессор Университета Киото (Япония), ведущий исследователь

Опухоли уклоняются от иммунной системы, в том числе, за счет синтеза молекулы-лиганда PDL1 и ее расположения на мембране своих клеток. Этот лиганд может связываться с рецептором PD1, который присутствует на активированных T клетках, в результате функция этих цитотоксических лимфоцитов подавляется, а опухоль продолжает успешно развиваться. Белок PDL1 в целом блокирует работу иммунной системы, в частности не давая ее эффекторной части — цитотоксическим CD8+ Т-клеткам распознавать и уничтожать раковые клетки. Поэтому, блокада такого способа торможения атаки иммунитета со стороны раковых клеток — возможная терапевтическая стратегия мобилизации внутренних защитных механизмов на борьбу с опухолями. Подчеркнем, что особенностью этой стратегии является действие препарата не на саму опухоль, а на клетки иммунной системы человека, заболевшего раком, которые к началу лечения эффективно дезактивировались злокачественными клетками.

Точки приложения моноклональных антител к белку PD-1

В конце 2014 года для борьбы с прогрессирующей меланомой пояились два новых препарата с одинаковым действием, производства двух известных американских фармацевтических компаний. Это уже поступивший в продажу «Пембролизумаб» (дополнительные путающие названия этого препарата — «Кейтруда», «Ламбролизумаб», МК-3475) от Merckand Co. И «Ниволумаб», производимый «Бристоль-Майерс Сквибб».

Несмотря на то обстоятельство, что «Пембролизумаб» проходит только вторую стадию клинических испытаний, FDA(США) разрешило продавать этот препарат для лечения людей с неоперабельной меланомой или болезнью на последних стадиях, когда существующая противоопухолевая терапия не эффективна. А так же(важно!) для тех больных, у кого меланома начало прогрессировать после применения и пилимумаба, или, в случае наличия мутации BRAF V600, после терапии ингибитором BRAF. Так же следует подчеркнуть, что во второй фазе испытаний обычно оценивается краткосрочная безопасность лекарственного средства, а также(важно!) доказательство его клинической эффективности и определение терапевтического уровня дозирования. То есть, пока никто по существующим правилам не доказал эффективность лечения этим препаратом меланомы,так же не ясно, какая же доза препарата должна быть назначена. Американское регуляторное ведомство утвердило препарат «Кейтруда» для лечения меланомы в рамках ускоренной процедуры.

Итак, эти препараты представляют собой получаемые в лабораторных условиях гуманизированные антитела (анти-PD1-антитела), мишенью которых является белок PD-1 цито-токсических лимфоцитов. Можно предположить, что эти моноклональные антитела могут быть эффективны против других типов злокачественных опухолей, описанным образом активируя противоопухолевый иммунитет. И действительно, за 15 лет исследований уже установлено, что ответ на препарат был у 18% больных немелкоклеточным раком легкого, у 27% больных с почечно-клеточным раком. При меланоме — у 28%. Так же известно, что это лекарство способно сдерживать рост различных злокачественных опухолей в течение 20–31 месяцев, а потом опухоль привыкает, приспосабливается к введению препарата, и продолжает свой губительный рост.

Стоимость месячной дозы лечения препаратом «Кейтруда» составит 12500 американских долларов,а годовой курс — $150000 (в рублях это 5907540 рублей). На что может рассчитывать больной и его родственники, готовые заплатить почти шесть миллионов рублей?

Обычно под лечением хочется всем понимать возможность вернуть себе здоровье и изба-виться от болезни. Но в случае применения «Кейтруды» речь может идти только о продлении жизни пациента с меланомой.

Принято считать, что срок выживаемости после постановке диагноза «Меланома» не превышает шести месяцев. Это утверждение можно принять только с многочисленными оговорками, да и то речь может идти лишь о медиане выживаемости. Производитель декларирует, что почти 2/3 пациентов после начала клинических испытаний препарата прожили 12 месяцев. А 1/3 больных погибла. Когда погибнут от меланомы остальные – пока не ясно. Вообще-то сходная выживаемость регистрировалась ранее в клинических испытаниях недорогого химиотерапевтического препарата дакарбазина. В компании «Мерк» отмечают, что в настоящее время не установлено, как прием препарат «Кейтруда» влияет на улучшение показателей выживаемости или симптоматику заболевания.

Препарат «Кейтруда», ранее известный как MK-3475, представляет собой антитело, мишенью которого является белок под на-званием PD-1, экспрессируемый иммунными клетками

Антонио Рибас (Antoni Ribas), профессор медицины отделения гематологии-онкологии в Школе медицины Дэвида Геффена UCLA

Руководитель исследования «Кейтруды» профессор Антонио Рибас считает, что частота положительного противоопухолевого ответа и продолжительность реакции организма на препарат «Кейтруда» намного выше, чем у предыдущих известных препаратов, применяемых при меланоме. В целом, объективная реакция наблюдалась в исследованиях Рибаса у 34 процентов пациентов. У них отмечалось 30-процентное уменьшение размера опухолей. Недостатком препарата является то обстоятельство, что нет тестов для определения будет ли препарат подавлять рост меланомы или нет. Пациенты могут лечиться, а эффекта не будет.

Белок PD-1 все же крайне важен для нормального функционирования иммунной системы. Поэтому его блокада может влиять не только на рост опухоли, но и вызывать необратимые изменения в здоровых органах. Например, наблюдаются смертельные воспаления легких — пульмониты. Могут развиться другие аутоиммунные процессы.

Так или иначе запущен конвейер по производству таргетных препаратов для лечения зло-качественных опухолей. На кону десятки миллиардов долларов, и опять деньги определяют правила игры.

Сюзанна Топалян (Suzanne L. Topalian), профессор хирургии и онкологии, Директор Программы по меланоме в Сидни Киммел Онкологическом центре

Профессор Топалян считает, что существует важнейшая проблема устойчивости к целевой (таргетной) терапии, и блокирование одного пути может привести к появлению другого.

Мы считаем, что в стратегии блокирования белка PD-1, как способа лечения меланомы есть ряд серьезных недостатков.

Первый связан с тем обстоятельством, что при прогрессировании меланомы количество опухолевых клеток больше, чем нужных цитотоксических лимфоцитов, которые есть и теоретически могут быть произведены организмом онкологического больного, тем более если уже проводились курсы химиотерапии.

Второй, это то, что защита опухоли достаточно сложна, и защитный лиганд PDL1, далеко не единственный, и, что более важно, не самый значимый способ сохранения жизнеспособности меланомы.

Третий связан с новыми данными, которые свидетельствуют о ведущей роли эффекторных клеток неспецифического иммунного ответа в уничтожении опухоли, и понятно, что на эту часть противоопухолевой защиты человека эти антитела никак не влияют.

Четвертый — разрушение любых моноклональных антител в организме. Несмотря на методику гуманизации моноклональных антител, что в основном снимает проблему иммунного ответа на введение антител больному, все же организм больного способен разрушать эти антитела (иммунная система человека способна вырабатывать антитела против любого терапевтического белка).

Пятый связан с крупными размерами молекул моноклональных антител, которые не способны проникать глубоко в опухоль.

Шестой и очень важный недостаток обусловлен неспособностью моноклональных антител блокировать рецептор у всех больных, это обусловлено генетическим разнообразием — некоторой природной вариабельностью структуры молекулы PD1.

Седьмой недостаток связан с осложнениями, блокада рецептора PD1 может приводить к существенному усилению аутоиммунных реакций, иногда приводящих к смерти из-за поражения легких или кишечника.

А главное, что не один таргетный препарат не способен излечить прогрессирующую меланому.

limbt.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *