Нодулярного дерматита

Впервые о заболевании упоминается в 1929 году. Сейчас нодулярный дерматит крупного рогатого скота – не редкое заболевание, особенно в странах с тёплым климатом. Поражается разное количество животных: от 4 до 100% поголовья.

Особенно болезнь разрастается в засушливую погоду. Лютуя в странах Африки, Азии, Австралии, Восточной Европе, до России она не добиралась, хотя несколько фактов указывало на её разовые вспышки в Дагестане.

Причины возникновения

Самый действенный способ неспецифического лечения нодулярного дерматита КРС – карантин целого хозяйства, где обнаружены больные животные.

Болезнь распространяется довольно быстро, поэтому важно изолировать больных животных. Недуг может протекать интенсивно и иметь запущенную стадию. В этом случае животное обречено на смерть.

Летальный исход наступает нескоро, однако нодулярный дерматит или бугорчатка значительно уменьшает надои и рост животных. В лёгкой стадии при своевременном лечении животное выздоравливает в течение 1-2 месяца.

Основными переносчиками болезни являются кусающие насекомые. В 1945 году было выяснено, что возбудителем болезни является вирус типа нитлинг, а в 1957 году удалось выделить его из почки больного телёнка.

Сейчас вакцинация проводится штаммами оспы овцы, которые имеют схожесть с данным вирусным агентом. Животное легко заражается нодулярным дерматитом, лечение при этом не требуется.

Болезнь проходит в очень лёгкой форме, без негативной симптоматики. Организм вырабатывает длительный иммунитет.

С момента заражения до проявления симптомов может пройти от 3 дней до 2 недель. Первым признаком служит повышение температуры тела до 40 градусов.

Из глаз и носа начинает выделяться жидкость, формируется повышенное слюноотделение.

  • Заражение нодулярным дерматитом крупного рогатого скота сопровождается вялостью, сонливостью животных.
  • Они теряют аппетит и начинают сбавлять вес.
  • Походка становится скованной, у животного наблюдается повышенная агрессивность и нервозность в поведении.
  • На кожных покровах появляются бугристые образования, выдающиеся на полсантиметра, диаметром 0,5-4 см.
  • Вначале поражаются живот и конечности.
  • Со временем узелки возникают на вымени у коров, провоцируют маститы и снижения удоев.В лёгких формах узелки не образуются.
  • Наблюдается лишь лихорадка, которая проходит через 2-5 дней и временная потеря аппетита.
  • При тяжёлых формах узелковые бляшки появляются в лёгких, трахее, глотке. Это приводит к воспалительному процессу, отёчности и, как правило, к асфиксии с летальным исходом.
  • Заболевание возникает не только у КРС. Восприимчивы к вирусу бугорчатки также овцы, козы, мыши, кролики, морские свинки. Для диагностики болезни применяются меры:

  • Клиническая картина.
  • Эпизоотологические данные.
  • Присутствие патологических анатомических изменений.
  • Изучение биопробы.
  • Если ветеринар диагностировал нодулярный дерматит крупного рогатого скота, лечение и дезинфекция должны проводиться незамедлительно. Промедление может стоить животному, как и другим, находящимся с ним рядом, жизни.

    Меры борьбы с вирусом

    Бороться с заражением в России пытаются, причём довольно успешно, посредством прививания животных вакциной из специально выращенного вируса.

    Штаммы оспы овец, которыми вакцинируют животных, выращиваются из семенников молоденьких ягнят и куриных эмбрионов.

    Этот метод был разработан в 1961 году. Животному, перенёсшему нодулярный дерматит, лечение не потребуется в течение 1-2 лет.

    Поскольку эта инфекция в засушенном виде может прекрасно сохраняться в течение 4-5 лет, она устойчива к изменению кислотности среды, то помещение обязательно дезинфицируют. Для этого применяется:

    • 20%-ый раствор этила и хлороформа.
    • 3%-ый щелочной раствор.
    • 1%-ый раствор фенола.
    • 4-5%-е растворы лизола, молочной кислоты.
    • Солнечный свет и прочее.

    Самый распространённый способ лечения нодулярного дерматита КРС – обработка вскрывающихся пузырей дезинфицирующими средствами.

    Для исключения повторного инфицирования назначается приём антибиотиков и сульфаниламидов.

    Несмотря на множество исследований и научных трудов, этот недуг имеет много невыясненных аспектов. Одной какой-либо методики и плана для лечебных мероприятий не существует. Разные страны сражаются с заболеванием по-своему.

    Например, в Мозамбике, ЮАР, на Мадагаскаре принято сразу бить всё стадо, чтобы другие животные не заразились. В России от бугорчатки рекомендована вакцинация и карантин заражённого поголовья.

    Возможно, благодаря этому в нашей стране нет этого недуга, хотя его география явно расширяется на Север.

    thepsorias.ru

    Характеристика нодулярного дерматита КРС

    Нодулярный дерматит относится к группе опасных вирусных заболеваний крупного рогатого скота. Больше всего патологии подвержены продуктивные породные животные, менее злокачественные формы бугорчатки наблюдают у нечистокровных коров. Болезнь проявляется воспалительными процессами кожи и подкожной клетчатки, конъюнктивы, слизистых половых органов, рта и носовых ходов. Заболевание сопровождается резким снижением секреции молока, бесплодием и истощением.

    Эпизоотологическая характеристика

    Болезнь зародилась на африканском континенте, где в 1929-ом году впервые была зарегистрирована. Длительное время нодулярный дерматит не покидал предела Африки, но в настоящее время получил широкое распространение в ближневосточной и южной Азии. Наибольший ущерб патология приносит сельскому хозяйству Индии. Это объясняется большим поголовьем (страна занимает первое место в мясном скотоводстве) и низким развитием ветеринарной структуры. Экономический ущерб объясняется резким ухудшением продуктивности и бесплодностью животных.

    На территории нашей страны нодулярный дерматит отмечается с 2015-го года в северокавказском регионе. Также болезнь отмечается в ряде сопредельных государств – Азербайджан, Армения.

    Существует несколько штаммов вируса бугорчатки – эфиопский, турецкий, гвинейский. По структуре и составу возбудитель находится в близком родстве с оспой. Кроме коров заражение возможно диких копытных (зебу, антилопы), в экспериментальных условиях добились заболевания у МРС, лабораторных животных.

    Выделение вируса происходит с эпителием и содержимым гнойничков кожи и слизистых. Также находят возбудителя в моче, сперме и других секретах. Во внешнюю среду выделение микробов осуществляют коров с клинической формой, а также переболевшие животные (в сперме вирус может сохраняться до 2-3 месяцев).

    Большую роль в распространении нодулярного дерматита коров играют насекомые. При этом паразиты выступают в качестве механических переносчиков. Заражение также происходит при прямом контакте (распространение инфекции между поголовьем фермы), через предметы ухода, корм.

    Методы клинической диагностики и выявления болезни

    После заражения, развитие болезни замедляется местным ответом организма на 2-5 дней. При этом возникает ограниченное воспаление кожи – формирование горячего бугорка, захватывающего подкожные слои, мышцы. После развивается общий инфекционный процесс – вирус выходит в кровь, отмечается подъем температуры до 41-42 градусов. На 2-3 сутки лихорадки на коже и слизистых выступает пустулезная сыпь. Узелки различаются по количеству, размеру и месту появлению. Форма обычно округлая с диаметром до 5 см.

    Также у коров отмечают изменения в лимфатической системе – региональные узлы увеличиваются в размерах. При пальпации отмечается их болезненность, ограниченность подвижности. Местная температура повышена.

    У больных животных регистрируют вторичные изменения:

  • истощение из-за поражения слизистой ротовой полости;
  • резкое снижение продуктивности вплоть до агалактии;
  • изгнание плода у стельных животных;
  • длительное бесплодие;
  • возбудимость, шаткая походка;
  • отек легких или пневмония при развитии патогенного процесса в легких.
  • У телят нодулярный дерматит может протекать без видимых повреждений кожи. При этом болезнь характеризуется поражение органов ЖКТ – изнуряющий понос с примесями крови и слизи. Больной молодняк залеживается, отмечается сильная лихорадка.

    Патологоанатомические изменения

    Болезнь характеризуется смертностью до 10% заболевшего поголовья. У трупов отмечают общее истощение, павшие телята характеризуются обезвоживанием и анемичностью. Наиболее яркие изменения обнаруживаются на слизистых и серозных покровах, коже животных, подлежащих слоях. Реже в патологический процесс включаются мышцы.

    На пораженных органах обнаруживают бугорки различной величины, эрозии, язвенные поверхности, участки мертвых тканей. Подкожная клетчатка инфильтрирована экссудатом, окружающие ткани отечны. Бугорок на разрезе имеет творожистую структуру.

    Нодулярный дерматит характеризуется яркими патологоанатомическими изменениями в коже и слизистых.

    Яркие изменения находят в лимфатической и сосудистой системах. Лимфоузлы находятся в стадии геморрагического воспаления – они сочные, бугристые, часто заполнены гнойной массой. Сосуды переполнены кровью, стенка утолщена.

    Патологические нарушения затрагивают и другие органы. У взрослых животных легкие находятся в состоянии крупозной пневмонии, эмфизема или отека, часто отмечают спайки плевры. При вскрытии бронхов на их слизистой находят бугорки, а альвеолы заполнены гнойными массами. У телят поражается желудочно-кишечный тракт – слизистая находится в состоянии воспаления, покрыта эрозиями и язвами. Сосуды инъецированы, мезентеральные лимфатические узлы увеличены.

    Лабораторная диагностика

    В нашей стране нодулярный дерматит редкое явление, поэтому немногочисленные случаи протекали с яркой клинической картиной поражении кожи бугорками и общим воспалительным процессом покровов. В то же время в ряде африканских стран патология чаще имеет атипичный характер, особенно среди молодняка. В таком случае патологоанатомическая и клиническая диагностика затруднены. Кроме того, сложность определения болезни увеличивает схожесть течения заболевания с оспой, ящуром и рядом других заболеваний.

    Для исследования отбирают пробы (соскобы с пораженного участка или кусочки органов от павших животных) с кожи, слизистых. Также возможна диагностика сыворотки крови на наличие антител (появляются на 20-е сутки болезни). Положительные результаты дает гистологическое изучение тканей с поврежденного участка – на нем отмечают воспалительные процессы в сосудах клетчатки, преобладание эпителиоидных клеток, наличие включений.

    Терапевтические мероприятия

    В настоящее врем не разработано специфических средств, направленных на подавление возбудителя нодулярного дерматита КРС. Для лечения используют симптоматические средства, облегчающие течение заболевания.

    Важно предупредить развитие осложнений – пневмонии у взрослого поголовья и тяжелых форм энтерита у молодняка (осложнение пастереллезом, сальмонеллезом). С этой целью практикуют использование сильных антибиотических средств – Нитокс, тетрациклин, олеандомицин. Для молодняка высокую эффективность показывает использование внутрибрюшинных новокаиновых блокад.

    Важно обеспечить скот хорошим питанием и содержанием. Пораженные участки кожи рекомендуется обрабатывать линиментом Вишневского, синтомициновой или цинковой мазью.

    Так как болезнь характеризуется массовостью (до 90% поголовья), то на крупных фермах целесообразно организовать групповые методы обработок. С этой целью устраивают души дезинфицирующими средствами, либо распыление препаратов с использованием аэрозольных генераторов. Последний метод наиболее эффективен при осложнении заболевания легочными формами.

    У животных, переболевших нодулярным дерматитом, формируется стойкий пожизненный иммунитет к вторичному заражению. В нашей стране не разработано вакцин против данной болезни, так как случаев заражения было очень мало. В ряде африканских стран используется два типа вакцин, изготовленных на основе возбудителя аналогичного заболевания у МРС, но его применение часто сопровождается осложнениями.

    Наиболее эффективным методом профилактики является предупреждение заноса возбудителя:

  • карантин всех животных с обязательной диагностикой;
  • запрет ввоза скота из неблагополучных зон;
  • также запрещается завозить корма, продукцию скотоводства из районов и стран, неблагополучных по болезни;
  • борьба с насекомыми и другими вредителями, так как они являются основным фактором переноса вируса;
  • регулярное обследование скота.
  • При возникновении и подозрении на дерматит следует немедленно сообщить в ветеринарные органы. На местность накладывают ограничения – запрещается любые перемещения скота. Больных коров следует отделить и лечить с применением симптоматических средств. Так как болезнь нова для России, то больной скот следует немедленно убить, а животных находящихся с ним в контакте изолировать. Помещения подвергают ежедневной дезинфекции вплоть до получения отрицательных диагностических результатов.

    vetugolok.ru

    Нодулярный дерматит. Угроза приближается

    В видео использованы фотографии Др. Тихомира Иванова (Болгария)

    Родина нодулярного дерматита Африка, именно в Северной Родезии и на Мадагаскаре в 1929 году впервые было зарегистрировано это заболевание. Со временем вирус распространился по территории Африки, а также попал в Индию и даже в Румынию в 1963 году. Запомните этот факт! В прошедшие десятилетия регистрировали случаи и в Венгрии, ФРГ, Азии и Австралии. Многие десятилетия вирус не угрожал нашей стране и не был зарегистрирован в Советском Союзе, но вот в последние годы он стремительно начал распространяться сначала на ближний Восток, Ирак, Сирию, Турцию, Азербайджан и далее Российскую федерацию (Северный Кавказ, Ставрополье, Краснодар, Волгоград, и другие регионы, а также Казахстан. В сторону Европы вирус проник на Балканы и в Болгарию

    Вспышка в Болгарии началась несколько месяцев назад и сейчас фактически продолжается. Отделяет нас от проникновения вируса со стороны Европы одно государство — это Румыния, на территории которой несколько десятилетий назад регистрировали эту болезнь. Сейчас территория Румынии « чистая » и это наш буфер от дерматита. С другой стороны вирус стремительно движется территорией РФ, уже есть случаи заболевания в Воронежской области и Краснодаре

    Заболевание поражает от 5 до 75% стада крупного рогатого скота и сопровождается лихорадкой, отеком подкожной соединительной ткани и органов, образованием кожных узлов, поражением глаз, лимфоузлов, слизистой оболочки дыхательного и пищеварительного трактов. Резким снижением продуктивности и фертильности. Смертность от болезни составляет от 5 до 10%. Тяжело болеют продуктивные животные Голштино-Фризкой породы.

    Но это не все беды которые приносит дерматит. Дело в том, что если следовать европейским нормам, то с больными и подозрительными животными прийдётся поступать как в Болгарии — умерщвлять и закапывать, за условно здоровыми наблюдать, а здоровых вакцинировать. Таким образом тысячи коров могут быть уничтожены при попадании вируса на территорию Украины. Кроме того нам запретят экспорт мяса, молока и зерновых в Европу.

    Благодаря решительной борьбе Болгар мы надеемся, что вирус не дойдёт до нас со стороны Европы. Но совсем по другому обстоят дела в РФ. Там лечат больных животных и прививают здоровых вакциной от оспы овец. Таким образом вирус более интенсивно распространяется, как механически с транспортом, птицами и людьми, так и с насекомыми трансмиссивным путем. Угроза реальна, как и Африканская чума свиней, а последствия ещё катастрофичнее.

    Наблюдая за ситуацией в соседних странах мы, неравнодушные ветеринары, начали об этом писать. В фейсбук была создана группа под названием «Нодулярный дерматит КРС» в которой специалисты, представители животноводческих ассоциаций, бизнеса и просто практики начали печатать материалы о болезни и обсуждать их. Владимиром Полищюком был создан сайт посвящённый Нодулярному дерматиту.

    После нескольких недель обсуждений созрела острая потребность обратится к Президенту, главе СНБО, министру АПК, главе Госпродпотреб службы, что и сделали профильные ассоциации.

    Что нам нужно чтобы защитить наши стада?

    Если государство примет решение идти «европейским путём» в ликвидации болезни, они должны будут в самые короткие сроки организовать закупку специфической вакцины против Нодулярного дерматита и обеспечить ею скотоводческие фермы. Мы же должны безотлагательно привить всех животных согласно инструкции.

    Государство уже запретило импорт продукции из стран поражённых дерматитом, но этого мало потому, что невозможно запретить перелёт насекомых и контрабанду особенно с оккупированных в нашей стране территорий. Также разработан проект инструкции против дерматита. Наши учёные заграницей перенимают опыт лабораторной диагностики этой болезни. Ведутся переговоры по закупке вакцины и мы надеемся, что она появится у нас прежде чем болезнь попадёт на нашу землю.

    Отказаться от пастбищного содержания и летних лагерей. Перевести животных в помещения на стойловое содержание, применять репелленты для защиты от насекомых, перевести и поддерживать предприятия в закрытом типе функционирования, придерживаться принципов био безопасности включая не допуск посторонних, особенно транспорта, и круглогодичное функционирование дез барьера.

    Друзья, заболевание опасное но м ы верим в лучшее. Под видео я оставил ссылки на различные полезные ресурсы по нодулярному дерматиту. Делитесь этим видео, распространяйте полезную информацию. Осведомлён значит вооружён!

    www.progressivefarm.info

    Проблема нодулярного дерматита крупного рогатого скота

    Мищенко А.В., Мищенко В.А., Кононов А.В. ФГБУ «ВНИИЗЖ», г. Владимир

    Шевкопляс В.Н. Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору, г. Москва

    Джаилиди Г.А. государственное управление ветеринарии Краснодарского края, г Краснодар

    Дресвянникова С.Г. ГКУ КСББЖ «Краснодарская», г Краснодар

    Черных О.Ю. ГБУ КК «Кропоткинская краевая ветеринарная лаборатория», г Кропоткин

    Нодулярный дерматит крупного рогатого скота (заразный узелковый дерматит, кожная бугорчатка, узелковая экзантема, Dermatitis nodulares, Lumpy skin disease) — контагиозная инфекционная болезнь, характеризующаяся персистентной лихорадкой, поражением лимфатической системы, отеками подкожной клетчатки и внутренних органов, образованием кожных узлов (бугорков), поражением глаз и слизистых оболочек органов дыхания и пищеварения [5, 6, 7, 9, 16].

    Болезнь наносит значительный экономический ущерб, так как вызывает снижение удоя молока, временную или постоянную стерильность быков-производителей, повреждение шкуры, а также гибель больных животных, вызванную секундарной инфекцией [15].

    Согласно ранее существовавшей классификации инфекционных болезней, нодулярный дерматит относился к особо опасным болезням крупного рогатого скота [6, 7, 8]. В настоящее время болезнь включена в список МЭБ [1, 10]. В соответствии с этим заболевание крупного рогатого скота нодулярным дерматитом подлежит обязательной нотификации [1, 10]. Согласно приказу № 62 Минсельхоза РФ, заразный узелковый дерматит крупного рогатого скота внесен в «Перечень заразных и иных болезней животных» [12], но отсутствуют в «Перечне заразных, в том числе особо опасных болезней, по которым устанавливаются ограничения (карантин)», утвержденным приказом Минсельхоза РФ № 476 от 19 декабря 2011 года.

    Исторический нозоареал нодулярного дерматита распространялся на страны Южной и Восточной Африки (Гвинея, Мозамбик, Ботсвана, Зимбабве и ЮАР) и Северной Африки (Египет, Бахрейн, Кувейт, Оман). В 60-е годы вспышки нодулярного дерматита были диагностированы в Израиле, Палестине и Ливане. В последующем болезнь была выявлена в Иордании, Саудовской Аравии, Турции, Греции и Сирии. В период с 2013 по 2014 годы Турция сообщила в МЭБ о регистрации 325 вспышек болезни. В это время болезнь регистрировалась в Израиле, Ливане, Иордании, Палестине, Ираке и Египте [17]. По данным национальных ветеринарных служб, в 2014 году заболевание крупного рогатого скота нодулярным дерматитом было выявлено в Турции в 230 очагах, Ливане — 32, Азербайджане и Ираке — по 16, Египте и Иране — по 6 очагов [18]. В 2014-2015 годах болезнь была диагностирована на Кипре и Греции. По данным МЭБ, в период с 2013 по 2015 годы нодулярный дерматит достаточно распространен на территории 12 стран Ближнего Востока (рисунок 1).

    Рис. 1. Распространение нодулярного дерматита в странах Ближнего Востока по данным МЭБ в 2013 — 2015 годах

    По данным МЭБ в Азербайджане нодулярный дерматит в 2014 году регистрировался в 16-ти очагах в четырех районах: Агдашском. Билясуварском, Джалилабадском и Уджарском, — расположенных на берегах р. Куры. Ветеринарные специалисты Азербайджана предполагают, что на их территорию проникновение возбудителя нодулярного дерматита произошло в нейтральной зоне ирано-азербайджанской границы, где пасется крупный рогатый скот [19].

    По данным, опубликованным в СМИ, в 2014 году заболевание нодулярным дерматитом отмечалось в 12-ти районах Азербайджана (Агдашском, Билясуварском, Джалилабадском, Бардинском, Самух-ском, Лачинском, Зардабском, Уджарском и других) [19]. По данным Информационно-Аналитического Центра Россельхознадзора, многолетним вектором распространения нодулярного дерматита крупного рогатого скота является направление с юга на северо-восток. Данные МЭБ о распространении нодулярного дерматита крупного рогатого скота на территории Ближнего Востока, Турции, Ирана и Азербайджана явились основанием для прогнозирования большой вероятности заноса возбудителя на территорию Российской Федерации [3, 4, 5].

    Все это свидетельствует о том, что нодулярный дерматит эндемичен в Африке и на Ближнем Востоке, а в последние годы вспышки начали регистрировать в Сирии, Турции, Израиле, Иордании, Ираке, Иране, Азербайджане и Кувейте.

    В июле 2015 года у выпасавшегося на горных пастбищах крупного рогатого скота, принадлежащего жителям приграничных с Азербайджаном и Грузией сел Барнаб и Камилух Тляратинского района Республики Дагестан, был выявлен нодулярный дерматит [20]. В августе нодулярный дерматит был диагностирован у крупного рогатого скота, принадлежащего жителям станицы Калиновская Наурского района Чеченской Республики [21]. В сентябре было зарегистрировано заболевание нодулярным дерматитом 13 голов взрослого крупного рогатого скота, принадлежащего жителям села Красное Хунзахского района Республики Дагестан [22].

    Учитывая несанкционированный оборот животных, существует возможность дальнейшего распространения данного заболевания, в том числе и на территорию Краснодарского края. Наибольшая вероятность заноса возбудителя нодулярного дерматита на территории Мостовского, Лабинского и Отрадненского районов.

    Возбудителем нодулярного дерматита является ДНК-содер-жащий оболочечный вирус, относящийся к группе Neethling, родa Capripoxvirus, семейства Poxviridae. Вирус Neethling является про-тотипным возбудителем нодулярного дерматита. Этот патоген имеет антигенное родство с вирусом оспы овец [1, 2]. Также описаны две другие группы вирусов (Аllerton и BLD), ранее считавшиеся возбудителями бугорчатки. В последующем было доказано, что вирусы Allerton и BLD не являются истинными возбудителями нодулярного дерматита. По морфологии вирионы вируса Neethling идентичны вирусу оспы овец, округлой формы с двойной оболочкой и плотной сердцевиной. Размер вирионов 320- 260 нм [14]. По данным сообщений из разных стран Африки и Ближнего Востока первые случаи заболевания были зарегистрированы в период с июня по сентябрь. Можно предположить, что этот факт может быть связан с размножением насекомых.

    Превалентность постинфекционных антител к вирусу нодулярного дерматита в разных странах различается и колеблется от 6% до 28% [13].

    Восприимчивые животные. Согласно Кодексу здоровья наземных животных МЭБ (2014 г.), заболеванию нодулярным дерматитом подвержен крупный рогатый скот (Bos Taurus, Bos indicus), а также азиатские буйволы. В других источниках приведены данные о том, что наряду с крупным рогатым скотом нодулярным дерматитом болеют и другие животные, в том числе жирафы, импалы, овцы и козы [8]. Имеются отдельные сообщения об изучении чувствительности некоторых диких жвачных животных к вирусу нодулярного дерматита. Человек к вирусу нодулярного дерматита не восприимчив [1, 7]. Предполагается, что вирус нодулярного дерматита может реплицироваться в организме инокулированных овец и коз [13]. Вирус Neethling вызывает гибель мышат-сосунов на 5-6 сутки. К экспериментальному заражению вирусом нодулярного дерматита восприимчивы кролики, морские свинки и куриные эмбрионы [11, 14, 15].

    Устойчивость вируса во внешней среде. Вирус Neethling устойчив к трехкратному замораживанию и оттаиванию. Возбудитель инактивируется при температуре 55°С в течение 2 часов, а при 65°С в течение 30 минут. При 4°С вирус нодулярного дерматита сохраняет активность в течение 6 месяцев. Вирус устойчив при рН 6,6-8,6 [14, 15].

    Как все оболочечные вирусы, возбудитель нодулярного дерматита чувствителен к жирорастворителям (эфир, хлороформ). Вирус инактивируется растворами 1% формалина, 2% фенола, 2% «Virkon», 2-3% гипохлорида натрия. Вирус сохраняется в поражениях кожи и слизистых оболочек, крови, молоке, сперме, слюне и истечениях из носа и глаз инфицированных животных в течение 11-22 дней [13, 14]. Вирус выявляется в течение 35 дней после появления первых поражений кожи [15]. В пробах пораженной кожи, отобранных через 3 месяца, в ПЦР выявляется вирусная нуклеиновая кислота [15].

    Клинические признаки. Вспышки нодулярного дерматита носят спорадический характер, зависят от многих факторов, в том числе: от перемещения животных, их иммунного статуса, климатических факторов, которые оказывают влияние на популяции, — векторов [15]. В организме чувствительных животных вирус нодулярного дерматита обладает выраженным тропизмом к эпителиальным клеткам кожи, слизистой оболочки органов дыхания и пищеварения. Согласно Кодексу здоровья наземных животных МЭБ 2014 года, инкубационный период при узелковом дерматите определен в 28 дней [1]. По данным разных исследователей, инкубационный период при нодулярном дерматите колеблется от 3 до 30 дней, чаще 7-10 [2, 6, 7, 8]. Первоначально вирус размножается на месте внедрения, затем проникает в кровь и в дальнейшем в чувствительные клетки. У больных животных регистрируется виремия в течение 1-2 недель. С кровью вирус разносится в слизистые оболочки, слюнные и молочную железы, тестикулы и другие органы. Через 6-9 дней после экспериментального заражения крупного рогатого скота в области средней шеи, плеч и живота выявляются узелки на месте инокуляции диаметром около 1 см, а на 12-й день — повышение температуры тела до 40,5°С. В последующем болезнь переходит в генерализованную форму, внутрикожные узелки обнаруживаются на всем теле животного (рисунок 2, 3).

    Воспаление захватывает не только кожу, но и подкожную клетчатку, иногда и мышечную ткань. Возникновение отека в дерме связано с тромбозом сосудов, что приводит к коагуляционному некрозу окружающих тканей. Воспаление лимфатических сосудов, узлов, образование изъязвлений, осложнения возникают вследствие секун-дарных инфекций.

    У больных животных отмечается длительная лихорадка, депрессия, снижение аппетита, учащенное дыхание, тахикардия, гиперемия в ротовой и носовой полостях. Водянистое истечение из глаз сменяется слизистым, при подсыхании его образуются корочки. На веках появляются эрозии и изъязвления. Регистрируются конъюнктивиты, роговица мутнеет, что приводит к слепоте. У большинства больных животных из носовой полости выделяется сначала серозно-слизистый экссудат, а затем гнойная слизь зловонного запаха [7]. При осложнениях вторичной микрофлорой в области подгрудка и путовых суставов развиваются отеки подкожной клетчатки. На этой стадии болезни происходит повышение температуры тела до 41,0°С в течение свыше недели [9]. Резко выделяются узелки диаметром 3-7 см. При спонтанном нодулярном дерматите узелки обнаруживаются на коже шеи, туловища, конечностей, живота, промежности, паха, мошонки, морды, молочной железы и вокруг глаз. На отдельных участках тела происходит слияние узелков. Пораженные участки кожи болезненны. Больные животные теряли живую массу. Отмечали увеличение региональных лимфоузлов до размеров гусиного яйца. Не вскрывшиеся узелки часто сохраняются в неизменном виде в течение года, а затем могут рассасываться. У больных стельных коров регистрируются аборты, а у быков-производителей — временная импотенция и бесплодие [2, 6, 11]. У переболевших коров и телок отмечается низкий уровень оплодотворяемости. Больные коровы не приходят в охоту. У больных коров снижаются, а затем прекращаются удои молока [15].

    Молоко, полученное от больных коров, часто приобретает розовый цвет, имеет густую консистенцию [2, 11]. Нодулярный дерматит чаще регистрировался среди истощенных, чистопородных и лактиру-ющих коров и молодняка крупного рогатого скота [1, 2, 7, 8, 9, 15].

    При первичных вспышках болезни может заболевать от 50-75% до 100% животных (особенно высокопродуктивных европейских пород). У 50% животных болезнь протекает типично. Тонкокожие породы коров молочных пород с высокой жирностью подвержены заболеванию в более тяжелой форме. Дойные коровы подвергаются более высокому риску заболевания [15]. Естественное выздоровление наступает в 90% случаев. Болезнь продолжается около 4 недель, а при осложнениях и дольше. Выздоровление от тяжелой формы инфекции занимает долгое время [15].

    Патологоанатомические изменения. При вскрытии трупов больных животных узелки выявляются на коже, слизистых оболочках органов пищеварительного тракта и верхних дыхательных путей, слизистой оболочки сычуга и во внутренних органах. У дойных коров — узелки в паренхиме молочной железы. Образование бугорков сопровождается гиперплазией эпителия кожи. При генерализованной форме болезни узелки обнаруживаются на слизистых оболочках ротовой и носовой полостей, вульвы и на коже препуция. При вскрытии трупов больных животных узелки выявляются во внутренних органах. В отдельных животных при генерализации процесса в слизистых оболочках органов дыхания и пищеварения обнаруживаются круглые возвышающиеся с плоской поверхностью узелки, подвергающиеся некрозу и гнойному расплавлению. Легкие отечны. При некрозе узелки содержат казеозные массы, а при отсутствии осложнений они фиброзные и плотные [9]. Лимфатические узлы отечны и сочны на разрезе [2, 6]. Изъявления, проявляющиеся в дыхательных путях, вызывают сильный отек, и животное гибнет от удушья [2, 9, 11]. Наряду с этим регистрируется гибель больных животных из-за отека легких [2, 6, 7, 8].

    Источником инфекции служат больные животные, латентно переболевшие и вирусоносители. Болезнь зарегистрирована у крупного рогатого скота, зебу и буйволов. Вирус выделяется через пораженные кожные покровы, со слюной, носовыми истечениями, спермой, молоком. Установлено, что в слюнных железах больных животных накапливается вирус в большой концентрации. Выделение больными и переболевшими животными слюны приводит к инфицированию вирусом нодулярного дерматита объектов внешней среды. Вирус обнаруживается в скелетной мускулатуре, легких, лимфатических узлах и селезенке [9]. Рядом исследователей показано, что вирус Neethling сохраняет жизнеспособность в пораженных участках кожи не менее 33 дней, в слюне возбудитель сохраняется дольше 10 дней, в сперме — 22 дня [14].

    Возбудитель инфекции передается кровососущими насекомыми некоторых видов (Culex, Aedes, Stomoxys, Biomyia и др.) и клещами. Членистоногие переносчики (насекомые и клещи) являются механическими переносчиками [15]. Вирус могут механически распространять птицы, в частности цапли [6, 7, 11]. Предполагается, что вирус нодулярного дерматита может реплицироваться в организме инокули-рованных овец и коз [13]. Ряд исследователей сообщает о случаях заноса с овцами в хозяйства с крупным рогатым скотом возбудителя нодулярного дерматита [14]. Установлены факты передачи возбудителя при прямых и непрямых контактах животных с контаминированными кормами и водой, а также с инфицированными молоком и спермой [11, 14, 15, 23].

    Диагноз ставится на основании данных эпизоотологического обследования, клинического осмотра больных животных, выявленных

    патологоанатомических изменениях и результатах лабораторных исследований: гистологическое исследование, выделение вируса и его идентификация. Для проведения исследований по выделению вируса нодулярного дерматита используют пораженные участки кожи, слизистых оболочек или подкожной клетчатки. Наряду с пораженными тканями исследуют истечения из носа, глаз, слюну. Суспензия исследуется различными модификациями полимеразной цепной реакции (ПЦР). Отдельные варианты этого метода позволяют не только выявлять возбудитель нодулярного дерматита, но и дифференцировать его от родст-венных вирусов оспы овец и коз [14]. Дифференцировать от других капривирусов позволяет метод рестрикционного эндонуклеаз-ного анализа. Экспрессным методом обнаружения вируса и его дифференциации от других патогенов является метод электронной микроскопии. Для проведения лабораторной диагностики нодулярного дерматита проводят выделение вируса в культуре клеток.

    Возбудитель нодулярного дерматита крупного рогатого скота (вирус Neethling) размножается в первично трипсинизированных культурах клеток почки и тестикул теленка и ягненка, моноцитов, макрофагов, миобластах эмбриона крупного рогатого скота, а также в перевиваемых культурах клеток ВНК-21 и VERO.

    Основным проявлением ЦПД вируса в чувствительных клетках на первых этапах является округление клеток, и отторжение пораженных участков монослоя культуры клеток от стекла. На последних этапах ЦПД выражается в резком округлении клеток, пикнотических изменениях ядра и цитоплазмы. Через 72-96 часов монослой клеток почти полностью разрушается [14, 15]. При ретроспективной диагностике для определения антител к вирусу нодулярного дерматита используются реакция нейтрализации, которая является золотым стандартом для этой цели, реакция непрямой иммунофлюоресценции, реакция иммунодиффузии в агаровом геле (РДП), твердофазный вариант им-муноферментного метода (ИФА) [14]. При дифференциальной диагностике нодулярный дерматит необходимо отличать от крапивницы, кожной формы туберкулеза, стрептотрихоза, делидикокоза, оспы, а также от поражений, возникающих в результате укусов клещей и жалящих насекомых. Ряд исследователей считают, что кожную бугорчатку необходимо дифференцировать от оспы и ящура [2]. Считается, что дифференциальная диагностика оспы овец и коз от нодулярного дерматита серологическими методами невозможна [10]. Средства и методы диагностики регламентированы Руководством МЭБ по диагностическим и вакцинным препаратам [15].

    Средства и методы профилактики. Специфические методы лечения не разработаны. Естественное выздоровление наступает в 90% случаев. Применяется симптоматическое лечение. Животным создают хорошие условия содержания и сбалансированное кормление, обрабатывают дезинфекционными средствами. У переболевших животных образуется стойкий иммунитет к повторному заражению. Вакцинация — это единственный эффективный эффективный способ борьбы с нодулярным дерматитом в странах, где данная болезнь является эндемичной [15]. Для специфической профилактики нодулярного дерматита используют гомологичную живую аттенуированную вирус-вакцину из штамма вируса Neethling, которая индуцирует напряженный иммунитет в течение трех лет.

    Для профилактики нодулярного дерматита может использоваться гетерологичная живая аттенуированная вирус-вакцина из вируса оспы овец, которая индуцирует напряженный перекрестный иммунитет в течение двух лет [15]. Наряду с этим используется инактивированная вакцина. Поствакцинальные антитела выявляются через 10 дней после инокуляции вакцины. Максимальный уровень вируснейт-рализующих антител выявляется на 30-й день после вакцинации. Защита от заболевания нодулярным дерматитом новорожденных телят обеспечивается своевременным выпаиванием молозива от вакцинированных коров. Колостральные антитела персистируют в крови телят до 6-ти месячного возраста.

    Заключение. Приведенные данные свидетельствует о том, что нодулярный дерматит эндемичен в Африке и на Ближнем Востоке, а в последние годы вспышки начали регистрироваться в Сирии, Турции, Израиле, Иордании, Ираке, Иране, Азербайджане и Кувейте. Данные о регистрации заболевания показывают, что многолетним вектором распространения нодулярного дерматита крупного рогатого скота является направление с юга на северо-восток.

    Зарегистрированные в июле-сентябре 2015 года очаги нодулярного дерматита в Российской Федерации находятся на широте выше 43 градусов северной широты, что значительно превосходит координаты всех ранее диагностированных в мире неблагополучных пунктов болезни.

    Учитывая значительную плотность поголовья скота на территории Северного Кавказа, возможно дальнейшее распространение этой инфекции, что может привести к серьезным социально-экономическим последствиям для субъектов этого региона и всей страны.

    1. Кодекс здоровья наземных животных МЭБ 2014г., Т.1, Т.2.
    2. Кожная бугорчатка /Патологоанатомическая диагностика вирусных болезней крупного рогатого скота. Акулов А.В., Апатенко В.М., Архипов Н.И. и соавт., М.; Агропромиздат, 1987, 147-149.
    3. Мищенко А.В., Мищенко В.А. Эпизоотическая ситуация по трансграничным и экономически значимым инфекционным болезням КРС в России в 2013 г.// Материалы международной конференции "Актуальные ветеринарные проблемы в молочном и мясном животноводстве", Казань, апрель 2014г.
    4. Мищенко В.А. Современная ситуация по инфекционным болезням КРС в РФ// Материалы международной конференции "Актуальные ветеринарные проблемы молочного и мясного животноводства", М.,23-24 апреля 2015г.
    5. Мищенко А.В., Мищенко В.А. Эпизоотическая ситуация по трансграничным и экономически значимым инфекционным болезням КРС в России в 2013-2014 гг.// Тезисы конференции "Х Балтийский форум ветеринарной медицины и продовольственной безопасности 2014, Санкт-Петербург, 18-20сен-тября 2014, 165- 167.
    6. Нодулярный дерматит /Вирусные болезни животных.- Сюрин В.Н., Са-муйленко А.Я., Соловьев Б.В., Фомина Н.В. Вирусные болезни животных.- Москва, ВНИТИБП, 1998, 747- 750.
    7. Нодулярный дерматит /Инфекционная патология животных: Под ред.A. Я. Самуйленко, Б.В. Соловьева, Е.А. Непоклонова, Е. С. Воронина. -М.: ИКЦ "Академкнига", 2006, Т.1., 782- 786.
    8. Нодулярный дерматит (бугорчатка), клинические признаки при экспериментальном заражении крупного рогатого скота / Косарева О.А., Кукушкина М.С., Константинов А.В. и соавт.//Труды ФГУ "ВНИИЗЖ", Владимир, 2010, Т.8,73-83.
    9. Нодулярный дерматит /Патологоанатомическая диагностика вирусных инфекций животных: Справочное издание. // Н.И. Архипов, С.Ф.Чевелев, ГИ.Брагин и соавт., М.: Колос, 1984,69-72.
    10. Список МЭБ и трансграничные инфекции животных: монография/B.В.Макаров, В.А.Грубый, К.Н. Груздев, О.И. Сухарев.- Владимир: ФГБУ "ВНИИЗЖ", 2012, 76- 79.
    11. Сюрин В.Н., Фомина Н.В. Частная вирусология, М., "Колос", 1979, 3438.
    12. Приказ Минсельхоза РФ от 09.03.2011№62 "Об утверждении Перечня заразных и иных болезней животных" (Зарегистрировано в Минюсте РФ 01.06.2011 №20921).
    13. Abera Z., Degefu H., Cari G. et all. Review on Epidemiology and Economic Importance of Lumpy Skin Disease // Int. J. Basic and Applied Virology, 2015, 4(1), 08-21.
    14. EFSA Journal, 2015, 13(1), 3986.
    15. Lumpy Skin Disease. // OIE Terrestrial Manual 2012, Chapter 2.4.14.,762-776.
    16. Tuppurainem E., Oura C. Lumpy Skin Disease: аn African cattle disease getting loser to the EU // Vet. Record, 2014, 27.
    17. http://www.fsvps.ru/fsvps/ news/12222.html
    18. http://www/echo.az/article.php?aid=77204
    19. http://azertag.az/ru/print/790623
    20. www.OIE.int.,03.09.15.
    21. www.OIE.int.,11.09.15
    22. www.OIE.int.,21.09.15
    23. Iros P.S.,Tupprainen E.S.M., Venter E.H. Exretion of lumpy skin disease virus in bull semen //Theriogenology, 2005, 63, 1290-1297.
    24. Резюме. В статье приведены данные о новом для Российской Федерации инфекционном заболевании крупного рогатого скота — нодулярном дерматите, вызванном вирусом Neethling, род Capripoxvirus, семейство Poxviridae. Согласно Кодексу здоровья наземных животных МЭБ заболевание крупного рогатого скота подлежит обязательной нотификации. Долгое время после регистрации нодулярный дерматит был эндемичен в различных странах Африки и Ближнего Востока. В последнее время вспышки нодулярного дерматита были диагностированы в Сирии, Турции, Израиле, Иордании, Ираке, Иране, Кувейте и Азербайджане. В 2014 году заболевание было выявлено в Турции в 230 очагах, Ливане — 32, Азербайджане и Ираке — по 16, а в Египте и Иране по 6 очагов. Ветеринарные специалисты Азербайджана предполагают, что на их территорию проникновение возбудителя нодулярного дерматита произошло в нейтральной зоне ирано-азербайджанской границы, где пасется крупный рогатый скот. В 2015 году нодулярный дерматит был диагностирован на Кипре и в Греции. Многолетние наблюдения свидетельствуют, что основным вектором распространения нодулярного дерматита крупного рогатого скота является направление с юга на северо-восток. В июле 2015 года у выпасавшегося на горных пастбищах крупного рогатого скота, принадлежащего жителям приграничных с Азербайджаном и Грузией сел Барнаб и Камилух Тларатинского района Республики Дагестан, было зарегистрировано заболевание крупного рогатого скота нодулярным дерматитом. В августе это заболевание также было выявлено у крупного рогатого скота принадлежащего жителям станицы Калиновская Наурского района Чеченской Республики. В сентябре было зарегистрировано заболевание нодулярным дерматитом 13 голов взрослого крупного рогатого скота принадлежащего жителям села Красное Хунзахского района Республики Дагестан.

      Ключевые слова: нодулярный дерматит, крупный рогатый скот, азиатские буйволы, вирус Neethling, род Capripoxvirus, семейство Poxviridae, персистентная лихорадка, конъюнктивиты, обязательная нотификация, инкубационный период.

      Мищенко Алексей Владимирович, кандидат ветеринарных наук, заместитель директора по НИР и мониторингу ФГБУ "Федеральный центр охраны здоровья животных"; 600901, Владимирская область, пос. Юрьевец, ул. Институтский городок, 33; тел. 8(4922) 21-55; e-mail: mischenko@arriah.ru.

      Мищенко Владимир Александрович, доктор ветеринарных наук, профессор, главный научный сотрудник лаборатории эпизоотологии и мониторинга ФГБУ "Федеральный центр охраны здоровья животных"; 600901, Владимирская область, пос. Юрьевец, ул. Институтский городок, 33; тел. 8(4922) 26-17-65; email: mishenko@arriah.ru

      Кононов Александр Владимирович, кандидат ветеринарных наук, заведующий референтной лабораторией болезней крупного рогатого скота ФГБУ "Федеральный центр охраны здоровья животных"; 600901, Владимирская область, пос. Юрьевец, ул. Институтский городок, 33; тел. 8(4922) 26-17-65; e-mail: kononov@arriah.ru.

      Шевкопляс Владимир Николаевич, доктор ветеринарных наук, профессор, начальник управления внутреннего надзора Россельхознадзора России; 107139, г. Москва, Орликов переулок, 1/11; тел.: 8(499)975-19-56; e-mail: shevkoplyasvn@gmail.com.

      Джаилиди Георгий Анастасович, кандидат биологических наук, руководитель государственного управления ветеринарии Краснодарского края; 350000, г. Краснодар, ул. Рашпилевская, 36; тел.: 8(861)262-19-23; e-mail: dga@ uv.krasnodar.ru.

      Дресвянникова Светлана Георгиевна, кандидат ветеринарных наук, начальник ГКУ КСББЖ "Краснодарская"; 350004, г. Краснодар, ул. Калинина, 15/1; e-mail: kraivet.dsg@mail.ru.

      Ответственный за переписку с редакцией: Черных Олег Юрьевич, доктор ветеринарных наук, директор ГБУ КК "Кропоткинская краевая ветеринарная лаборатория"; 352380, Краснодарский край, г. Кропоткин, ул. Красноармейская, 303; тел.: 8 (86138) 6-23-14; e-mail: gukkvl50@kubanvet. ru.

      vetkuban.com

      Лечение и неспецифическая профилактика нодулярного дерматита крупного рогатого скота (рекомендации)

      генеральный директор ФКП «Ставропольская биофабрика» доктор ветеринарных наук, профессор, заслуженный ветеринарный врач Российской Федерации Виктор Иванович Заерко;

      заместитель директора по науке ФГБНУ ВНИИОК кандидат сельскохозяйственных наук, доцент Галина Тимофеевна Бобрышова

      доктор биологических наук, профессор В.А. Прокулевич (РБ), кандидат ветеринарных наук, доцент С.С Абакин (РФ), заведующий лабораторией биотехнологии М.И. Потапович (РБ), ветеринарный врач Г.И. Шнур (РБ), кандидат ветеринарных наук А.М. Арамисов (РФ КБР)

      Рекомендации предназначены для врачей ветеринарной медицины, слушателей ФПК и ПК, специалистов АПК и научных работников.

      Вспышка нодулярного дерматита крупного рогатого скота зафиксирована в хозяйствах Южного и Северо-Кавказского федеральных округов. По данным Россельхознадзора, до 2015 года данное заболевание не регистрировалось на территории нашей страны. В третьем и четвертом кварталах 2015 года, по данным Международного эпизоотического бюро (МЭБ), заболевание обнаружили в хозяйствах Республики Дагестан – 11 неблагополучных пунктов, в Чеченской Республике – четыре и два – в Республике Северная Осетия. Всего зарегистрировано 17 вспышек заболевания. На 31.12.2015 все зарегистрированные очаги нодулярного дерматита в РФ оздоровлены.

      Во втором квартале 2016 года география заболевания резко расширилась, на территории названных округов появились новые очаги заболевания.

      В мае было зарегистрировано 16 неблагополучных пунктов, в июне – 147, июле – 43 и в августе – 52. Всего 258 пунктов (приложение 2).

      С учетом опасности нодулярного дерматита для крупного рогатого скота, его быстрого распространения, причиняемого экономического ущерба и отсутствия специфических средств защиты возникла необходимость в разработке рекомендаций по лечению и профилактике этого заболевания.

      НОДУЛЯРНЫЙ ДЕРМАТИТ КРУПНОГО РОГАТОГО СКОТА (Dermatitis nodularis bovum), бугорчатка кожи, узелковая сыпь – инфекционная болезнь, характеризующаяся лихорадкой и образованием на коже специфических узелков (бугорков). Протекает в виде эпизоотии. Летальность составляет 4–95%.

      Этиология. Нодулярный дерматит крупного рогатого скота вызывают ДНК-содержащие вирусы, разделенные по цитопатогенному действию в культуре ткани и патогенности для лабораторных животных и крупного рогатого скота на три группы: BLD (орфан-сиротский вирус), аллертон (Allerton) и нитлинг (Neethling). Вирус группы нитлинг – основной возбудитель нодулярного дерматита крупного рогатого скота.

      Вирус чувствителен к эфиру, прогреанию и хорошо сохраняется в высушенном состоянии (более пяти лет). Дезинфицирующие средства (3%-ный раствор щёлочи, 1%-ный раствор фенола, 3–-5%-ные растворы лизола, молочной кислоты и др.) и солнечный свет инактивируют вирус в течение нескольких часов. К вирусу восприимчивы крупный рогатый скот, овцы, козы, кролики и морские свинки. Переболевшие животные приобретают невосприимчивость к повторному заражению в течение 8–12 мес.

      Эпизоотологические данные. В естественных условиях к нодулярному дерматиту наиболее восприимчив крупный рогатый скот, особенно высокопродуктивный молочный скот.

      Источником вируса являются больные животные и вирусоносители – животные в скрытом периоде заболевания и оставшиеся после переболевания. При первичном возникновении болезни в стаде поражается от 5 до 50%, в отдельных случаях до 75–100% животных европейских пород. У половины заболевших животных можно наблюдать типичные признаки заболевания. Чаще болезнь протекает подостро и хронически, поражая животных обоего пола всех возрастов и пород. Нодулярный дерматит передается в основном трансмиссивно кровососущими насекомыми, комарами, москитами. Об этом свидетельствуют обнаружение вируса в крови 22 дня спустя после появления у животных симптомов болезни и сезонный характер болезни. Наибольшее количество больных животных регистрируется там, где много кровососущих насекомых. Вирус могут переносит птицы, в частности цапли.

      Вирус может передаваться с кормами, продуктами жизнедеятельности животных, уборочным инвентарем и др.

      Вирусоносительство до проявления клинических признаков может продолжаться до трех недель. Наибольшее количество больных животных регистрируется там, где много кровососущих насекомых.

      В окружающую среду вирус попадает с отторгаемыми кусочками пораженной кожи и с молоком, спермой, слюной и кровью. Со спермой он продолжает выделяться в течение двух месяцев после клинического выздоровления, причем такая сперма не способна к оплодотворению. В уплотненных кожных узлах его можно обнаружить в течение четырех месяцев с момента их образования.

      Клинические признаки. Инкубационный период составляет от 3 до 30 дней, чаще 7–10 дней. Продромальный период короткий. При острой форме в начальной стадии болезни после повышения температуры тела до 40°С у животного снижается аппетит, появляются слезотечение, серозно-слизистые выделения из носа.

      Через 48 часов на коже шеи, груди, живота, паха, конечностей, головы, вымени образуются плотные круглые или несколько вытянутые узелки с плотной поверхностью, диаметром 0,5–7см, высотой до 0,5 см. Число узелков колеблется от десяти до нескольких сотен. Их легко прощупать, они более заметны у животных с короткой шерстью, гладкой, на бесшерстных или слабо покрытых шерстью участках. Иногда узелки сливаются.

      Через несколько часов после появления по краям узелков начинает отделяться эпидермис, а в центре образуется характерная впадина, начинается некроз ткани. Некротические участки окаймлены валиком шириной 1–3 мм, состоящим из грануляционной ткани. Через 7–20 дней после появления узелка некротизированный участок секвестируется, его можно извлечь или, подсыхая, он отпадает. В таком случае он будет иметь вид пробки размером 1?2 см.

      Если процесс не осложняется, то образовавшаяся полость заполняется грануляционной тканью и зарастает непигментированной кожей с шерстью. Если же процесс осложнился, то образуются язвы. Несеквестированные узлы уплотняются и в таком состоянии могут оставаться до года и более. Отек, появившийся в начале болезни или позже, может увеличиваться и распространяться на соседние области. У лактирующих коров на вымени часто появляются узелки. Молоко становится розоватым, густым, сдаивается болезненно по каплям, а при нагревании застывает в гель. Лимфатические узлы увеличены и легко пальпируются, особенно предлопаточные.

      При тяжелой форме отмечаются длительная лихорадка, потеря аппетита, исхудание животного. Узелки прощупываются по всему туловищу, сильно поражаются органы дыхания и желудочно-кишечного тракта. На слизистой оболочке образуются плоские круглые эрозии и серовато-желтые некротические бляшки. В дальнейшем отмечают их нагноение. На веках появляются эрозии и язвочки, роговица мутнеет, наступает частичная или полная слепота. Изо рта выделяется густая тягучая слюна, из носа – гнойная слизь со зловонным запахом. Если изъязвления в дыхательных путях сопровождаются выраженным отеком, то животное нередко погибает от удушья.

      Атипичная форма нодулярного узелкового дерматита наблюдается у новорожденных телят и характеризуется перемежающей диареей, лихорадкой, при отсутствии заметных признаков кожных поражений. Инанпарентная форма протекает бессимптомно, но сопровождается вирусоносительством и образованием вируснейтрализующихся антител. У выздоровевших животных отеки и узелки исчезают, шерсть на пораженных участках тела выпадает, кожа трескается, отпадает лоскутками («лоскутная болезнь кожи») и постепенно заменяется новой. Наиболее часто «бугорчатка» осложняется трахеитом, пневмонией, сопровождающейся затрудненным дыханием, поражением половых органов, у самок – отсутствием эструса и пропуском 4–6 половых циклов, у самцов –временной половой стерильностью. У быков при поражении семенников вирус выделяется со спермой в течение более двух месяцев после выздоровления. Болезнь может осложняться разной микрофлорой; в этом случае у больных животных нередко поражаются суставы.

      Патологоанатомические изменения. Находят поражение лимфатических узлов; звездчатые кровоизлияния под висцеральной плеврой, в раковинах носовых ходов, селезёнке, печени, рубце; отёк лёгких; узелки в большинстве внутренних органов; явления общей интоксикации.

      Диагноз ставят на основе эпизоотологических данных, клинической картины, патологоанатомических изменений и результатов лабораторного исследования (выделение возбудителя и биопроба). Нодулярный дерматит крупного рогатого скота дифференцируют от кожной формы туберкулёза, крапивницы, стрептотрихоза, дерматофилёза, эпизоотического лимфангита, оспы, демодекоза, а также поражений кожи после укусов насекомых.

      Профилактика и меры борьбы. Специфическая профилактика разработана не полностью. Для иммунизации против нодулярного дерматита крупного рогатого скота, вызываемого вирусом типа нитлинг, применяют штаммы вируса оспы овец. Вакцинацию проводят подкожно, в 10–50 раз увеличивая рекомендуемую дозировку. Примерно у 10% вакцинированных животных наблюдают местные реакции, выражающиеся в образовании узелка и припухлости, которые исчезают не позднее чем через две недели. Длительность иммунитета до года.

      Также организуют и проводят мероприятия, препятствующие возникновению и распространению болезни. При ее появлении проводят тщательную дезинфекцию и дезинсекцию. Строго выполняют все правила ветеринарно-санитарных и карантинно-ограничительных мероприятий. В стационарно-неблагополучных районах больных и подозрительных по заболеванию животных тщательно изолируют, обеспечивают их полноценными витаминизированными кормами. Вывоз животного сырья разрешают только после его специальной обработки.

      Предлагаемые департаментом ветеринарии Минсельхоза России в письме от 08.07.2016 № 25/1919 рекомендации по проведению профилактической вакцинации крупного рогатого скота гетерологичной живой аттенуированной вирусной вакциной из штаммов каприпоксовирусов, полученных от овец и коз в 10-кратной «овечьей» дозе, не учитывают, что вакцина не дает 100% защиты. Более того, если вирус уже присутствует в организме животного (инкубационный период), болезнь прогрессирует и переходит в другую стадию.

      Традиционное лечение. Вскрывшиеся узелки обрабатывают растворами дезинфицирующих средств. Назначают сульфаниламиды и антибиотики для профилактики вторичной инфекции.

      Заболевание наносит значительный экономический ущерб (снижение молочной и мясной продуктивности, качество кожевенного сырья, изменение репродукции коров и снижение фертильности быков), вызывая панику среди населения (особенно в первые месяцы). Молоко в период заболевания может быть непригодно для пищевых целей до двух и более месяцев.

      Схема лечения и неспецифической профилактики нодулярного дерматита КРС. В ФГБНУ Всероссийский научно-исследовательский институт овцеводства и козоводства совместно с учеными Белорусского государственного университета разработаны схемы эффективного лечения и неспецифической профилактики нодулярного дерматита крупного рогатого скота с применением ветеринарных препаратов нового поколения, выпускаемых «НПЦ ПроБиоТех» (Беларусь). Рекомендации по лечению и неспецифической профилактике основаны на обширном материале, собранном в процессе лечебно-профилактических мероприятий, проведённых в хозяйствах Кабардино-Балкарии, Дагестана, Чеченской Республики, Республики Ингушетия, Калмыкии и в некоторых районах Ставропольского и Краснодарского краев, начиная с декабря 2015-го по август 2016 года.

      Для лечения и профилактики нодулярного дерматита крупного рогатого скота применяют ветеринарные препараты: «Биферон-Б», «Гентабиферон-Б» и «Энрофлоксаветферон-Б». Отличительным признаком этих препаратов является то, что они комплексные, видоспецифические и полифункциональные. Т.е., предназначены для лечения и профилактики заболеваний крупного рогатого скота и осуществляют множественные реакции, влияя как на организм животного, так и на инфекционные факторы.

      Биопрепарат «Биферон-Б» – действующие вещества представлены смесью бычьих рекомбинантных альфа-2 и гамма-интерферонов, находящихся в стабилизирующей лекарственной форме, обеспечивающей пролонгированность действия биопрепарата и мощный противовирусный эффект.

      Альфа-2 интерферон – I-го типа (противовирусный), введенный в организм животного, оказывает противовирусное, противомикробное, антистрессовое и иммуномодулирующее действие; усиливает активность естественных киллеров, Т-хелперов, фагоцитов, а также интенсивность дифференцировки B-лимфоцитов. Активизация лейкоцитов, содержащихся в слизистой оболочке, обеспечивает их активное участие в ликвидации первичных патологических очагов и восстановление продукции секреторного IgA. Интерферон альфа-2 также непосредственно ингибирует репликацию и транскрипцию вирусов и хламидий.

      Гамма-интерферон – II-го типа (иммунный), помимо перечисленных выше свойств, в дополнение обеспечивает противовоспалительную защиту и, когда необходимо, индуцирует и ускоряет защитный воспалительный процесс. Когда наступает время, прекращает воспалительную реакцию. Также активирует макрофаги, Т-хелперы и Т-цитотоксические лимфоциты, NK-клетки, модулирует В-лимфопоэз, усиливает реакцию презентации антигена и формирование иммунной памяти, что в сумме усиливает механизмы как клеточного, так и гуморального иммунитета.

      Для обоих типов интерферонов также характерны:

      O способность оказывать воздействие в очень маленьких концентрациях;

      O плейотропность (способность одного и того же интерферона вызывать различные биологические эффекты);

      O синергизм (эффекты двух типов интерферонов намного выше, чем сложенные эффекты отдельных интерферонов, относящихся к одному типу);

      O каскадность (действие каждого интерферона на клетку-мишень приводит к продукции этой клеткой других защитных белков, которые, воздействуя на вторую клетку, вызывают выработку новых защитных белков);

      O избыточность (способность клеток продуцировать белки со сходными биологическими эффектами).

      Таким образом, биопрепарат «Биферон-Б» является полифункциональным, обладает противовирусным, противобактериальным, антистрессовым и иммуномодулирующим действием и способен выступать в качестве мощного неспецифического противоинфекционного средства, оказывая терапевтический эффект при введении в организм животного не путем прямого воздействия на факторы патогенеза (вирусы и бактерии), а опосредовано активируя защитные системы макроорганизма. Именно эти свойства действующих веществ биопрепарата «Биферон-Б» позволяют успешно применить его для лечения и неспецифической профилактики нодулярного дерматита КРС. Причем эти белки, полученные биосинтезом, ничем не отличаются от естественных молекул животных. Мясная и молочная продукция может использоваться без всяких ограничений в пищу человека во время и после применения биопрепарата. С созданием биопрепарата «Биферон-Б» у ветеринарных врачей появилась возможность лечить животных не чужеродными химиотерапевтическими средствами, которые, как ксенобиотики, всегда вредны для организма, а собственными аутентичными компонентами животных. Суть терапии заключается во включении механизмов собственной защиты путем введения биопрепарата в нужное время и в достаточном объеме. В итоге процесс проявляется полнофункционально и оказывает разноплановую помощь.

      В дополнение к «Биферону-Б» созданы эффективные препараты:

      Препарат «Гентабиферон-Б» – обладает всеми свойствами биопрепарата «Биферон-Б», но для усиления противобактериального эффекта в лекарственную форму добавлен аминогликозидный антибиотик – гентамицин в концентрации 4% по действующему веществу. «Гентабиферон-Б» является видоспецифическим для крупного рогатого скота препаратом, обладает широким спектром антибактериального действия, определяемым присутствием в растворе антибиотика гентамицина сульфата, который активен в отношении некоторых грамположительных и большинства грамотрицательных микроорганизмов: Escherichia coli, Proteusspp. (в т.ч. индолположительные и индолотрицательные штаммы), Salmonella spp., Pasteurella spp, Haemophilus spp, Brucella spp., Bordetella spp, Clostridium spp., Campylobacter spp, Chlamydia spp, Rickettsia spp, Staphylococcus spp. (в т.ч. пенициллин-резистентные), Streptococcus spp. (включая Streptococcus pneumonia и штаммы группы D), Serratia marcescens spp., Klebsiellaspp., Pseudomonasspp. (в т.ч. Pseudomonasaeruginosa), Acinetobacterspp., Citrobacterspp. Интерфероны снимают иммунодепрессирующее действие антибиотика при введении препарата в организм животных.

      Препарат «Энрофлоксаветферон-Б» обладает широким спектром антибактериального действия, определяемым присутствием в растворе энрофлоксацина. Механизм действия энрофлоксацина основан на способности ингибировать активность фермента ДНК-гиразы, участвующего в репликации хромосомы бактериальной клетки. Обладает бактерицидным действием в отношении большого числа грамположительных и грамотрицательных микроорганизмов, в том числе Escherihia coli, Pseudomonas aeruginosa, Salmonella spp., Pasteurella spp., Staphylococcus spp., Streptococcus spp., Klebsiella spp., Campylobacter spp., Corynebacterium spp., Proteus spp., Mycoplasma spp., Actinobacillus spp., Clostridium spp., Enterobacter spp., Chlamydiaspp., Fusobacteriumspp. и др. Рекомбинантный бычий альфа-интерферон, являющийся вторым действующим компонентом препарата, обладает выраженной видоспецифической для крупного рогатого скота иммуностимулирующей активностью, усиливает действие энрофлоксацина, индуцирует лизоцимную и бактерицидную активности сыворотки крови, повышает неспецифическую резистентность организма и защищает организм животного от воздействия ДНК- и РНК-содержащих вирусов (Paramyxoviridae, Herpesviridae, Adenoviridae, Flaviviridae и др). Интерферон снимает иммунодепрессирующие эффекты энрофлоксацина.

      Убой животных на мясо разрешается не ранее, чем через 14 суток после последнего применения препарата. Молоко в пищу людям разрешается использовать не ранее, чем через четверо суток после последнего применения препарата. Мясо животных, вынужденно убитых до истечения указанного срока, может быть использовано для кормления пушных зверей.

      Препараты «Гентабиферон-Б» и «Энрофлоксаветферон-Б» являются препаратами выбора, определяемого путем подтитровки антибиотиков к вторичному инфекционному бактериальному фактору, практически всегда сопутствующему вирусной инфекции при развитии нодулярного дерматита у крупного рогатого скота.

      При разработке схем лечения животных от нодулярного дерматита надо помнить, что это вирусное заболевание, но оно имеет две стадии. Начальная стадия определяется вирусом. На этой стадии большого смысла в применении антибиотиков нет. Практически ни один из антибиотиков не обладает противовирусной активностью, более того, все они без исключения, являясь иммунодепрессантами, усугубляют развитие заболевания. Необходимо применять биопрепарат «Биферон-Б», который повышает качество молока, увеличивает его жирность, повышает удои, а также увеличивает количество Ig в молозиве.

      На этом этапе заболевания очень полезна неспецифическая профилактика «Бифероном-Б» других особей стада, у которых нет признаков заболевания. «Биферон-Б» защитит их от инфицирования. Однако надо помнить, что это не вакцинация и защита относительно кратковременная – две-три недели, но она дает время, чтобы справиться с распространением инфекции. Если обработке биопрепаратом подверглись инфицированные животные в латентном периоде развития вируса (без признаков заболевания), то у них выработается стойкий продолжительный иммунитет. Такой же иммунитет вырабатывается и у животных, подвергшихся лечению «Бифероном-Б».

      На второй стадии заболевания открываются ворота для вторичных (бактериальных) инфекций, от которых в основном гибнут коровы. На этой стадии обязательно применение антибиотиков, и мы предлагаем в этом случае препараты, обладающие двойным действием: антибактериальным и антивирусным. Это «Энрофлоксаветферон-Б» и «Гентабиферон-Б». Преимущества этих препаратов:

      – они двойного действия, одновременно против вирусов и бактерий;

      – антибактериальная эффективность этих препаратов в десятки раз выше, по сравнению с просто энрофлоксацином и гентамицином, поскольку проявляется противобактериальный синергизм. В силу этого меньшая дозировка и продолжительность лечения (экономический эффект);

      – иммуномодулирующая активность интерферонов снимает депрессивное действие антибиотиков на организм животных, что приводит к быстрому выздоровлению и снижению практически до нуля возможных рецидивов;

      – применение указанных комплексных препаратов стимулирует и ускоряет выработку специфического иммунитета как против вирусного компонента, так и против бактериального. В этом плане несколько эффективнее «Гентабиферон-Б», поскольку в его состав входит гамма-интерферон – «иммунный интерферон». Этот белок руководит формированием иммунитета через усиление реакции презентации антигена и формирование иммунной памяти.

      Видоспецифическим компонентом в составе указанных препаратов являются рекомбинантные белки, в частности бычьи альфа-2 и гамма-интерфероны.

      В случае с осповакцинами, которые Россельхознадзором рекомендовано применять против нодулярного дерматита в 10-кратной дозировке, можно в значительной степени повысить эффективность вакцинации, применив «Биферон-Б», но не за счет повышения иммуногенности антигена вакцины, а за счет мобилизации иммунной системы животного интерферонами, в первую очередь гамма-(иммунным) интерфероном, присутствующим в препарате. Это резко усиливает реакцию презентации антигена, мобилизует иммунную память и прочие компоненты.

      Ряд авторов утверждают, что эффективность осповакцины для крупного рогатого скота против нодулярного дерматита не выше 60%, и проявляется сильный вакцинальный синдром. У вакцинированных животных все-таки появляются признаки нодулярного дерматита – бугорки при инфицировании, но болезнь не развивается, если при вакцинировании применить «Биферон-Б». Он усилит ответ и защитит от болезни полностью.

      Есть два варианта применения:

      Первый. За 24 часа до проведения вакцинации осповакцинами «Биферон-Б» – 1,0 мл на 10 кг массы животного и 10–15 мл на животное массой более 100 кг (15 мл животным более 500 кг).

      Второй. Применить «Биферон-Б» вместо физраствора или кипяченой воды в качестве разбавителя осповакцин согласно инструкции производителя, например во флакон, содержащий 50 прививных доз вирусвакцины, соблюдая правила асептики, при помощи шприца вносят 2 см 3 , а во флакон, содержащий 100 прививных доз, – 4 см 3 «Биферона-Б».

      После ресуспензирования вакцину объединяют с необходимым объёмом «Биферона-Б» из расчёта 50 см 3 на 50 доз, 100 см 3 на 100 доз. Для нодулярного дерматита КРС вводят 10 мл на животное. У разных производителей вакцин объемы введения могут различаться.

      Схемы неспецифической профилактики и лечения зависят от ситуации, сложившийся в регионе и хозяйстве.

      Ситуация 1. В хозяйстве осуществлять ежедневный тщательный осмотр на предмет появления первых клинических признаков инфицирования отдельных особей вирусом нодулярного дерматита КРС: повышение температуры тела до 40 °C и выше; появление водянистых истечений из глаз, вялость, слюнотечение, образование в области ног и живота отдельных бугорков. Если инфекция выявлена вовремя на самых ранних этапах заболевания и еще не отягощена вторичными бактериальными осложнениями, то для излечивания хватает только применения биопрепарата «Биферон-Б» – 3–5 инъекций в дозе 1 мл на 10 кг животным массой до 100 кг и 10–15 мл животным массой более 100 кг (15 мл животным массой более 500 кг) раз в день внутримышечно или подкожно. Лечение должно начаться как можно раньше, чтобы не допустить развития заболевания. При необходимости у отдельных особей курс повторяют. Наступает выздоровление и формируется противовирусный иммунитет, оказывающий защитное действие продолжительностью до года.

      Ситуация 2. В хозяйстве выявлены особи с явными клиническими признаками развития заболевания, есть угроза перехода в стадию смешанной вирусно-бактериальной инфекции. Пять дней подряд вводится «Гентабиферон-Б» или «Энрофлоксаветферон-Б» – 1 мл на 10 кг животным массой до 100 кг и 10–15 мл животным более 100 кг (15 мл животным массой более 500 кг) раз в день внутримышечно или подкожно. При тяжелых случаях заболевания лечение продлить до 7–10 суток. В сложных случаях в начале лечения добавить 2–3 инъекции «Биферона-Б» в идентичных указанным выше дозах. Например, утром «Биферон-Б», вечером «Энрофлоксаветферон-Б» или «Гентабиферон-Б». Наступает выздоровление и формируется как противовирусный, так и противобактериальный иммунитет.

      Поскольку заболевание часто осложняется гипертермией, дополнительно можно использовать комбинацию Анальгин-30% внутримышечно 30 мл + Аллервет-10% 1 мл на 100 кг массы 1–2 дня в начале лечения один-два раза в сутки в зависимости от тяжести заболевания.

      Условно здоровых животных, имевших контакт с заболевшими, или при угрозах инфицирования другими путями, имеет смысл обработать двукратно с интервалом в 24–48 часов «Бифероном-Б». Это не специфическая профилактика, действующая две-три недели, защищает здоровых животных от инфицирования вирусом, что дает возможность провести противоинфекционные мероприятия в хозяйстве (дезинфекцию, вакцинацию, изоляцию и др.). При этом в случае, если животное является вирусоносителем без проявления клинических признаков, «Биферон-Б» простимулирует образование стойкого иммунитета.

      Если в регионе прошла информация об угрозе заражения нодулярным дерматитом КРС, необходимо неукоснительно соблюдать меры защиты, приведенные в письме департамента ветеринарии Минсельхоза России от 08.07.2016 № 25/1919 руководителям органов государственной ветеринарной службы субъектов Российской Федерации.

      Приложение 1. Рекомендации департамента ветеринарии МСХ России.

      В связи с обострением эпизоотической ситуации по заразному узелковому (нодулярному) дерматиту крупного рогатого скота в регионах Северо-Кавказского федерального округа и на территориях ряда регионов Южного федерального округа (Республика Калмыкия, Краснодарский край и Астраханская область), а также в связи с угрозой широкого распространения возбудителя нового для территории Российской Федерации заболевания животных департамент ветеринарии Минсельхоза России 08.07.2016 за № 25/1919 направил руководителям органов государственной ветеринарной службы субъектов Российской Федерации письмо «О мерах по предупреждению распространения возбудителя заразного узелкового (нодулярного) дерматита крупного рогатого скота». Там даются научно обоснованные рекомендации относительно мер по предупреждению заноса и распространения заразного узелкового дерматита крупного рогатого скота, которые подготовили Федеральный центр охраны здоровья животных и Всероссийский научно-исследовательский институт ветеринарной вирусологии и микробиологии.

      Согласно вышеуказанным рекомендациям, департамент ветеринарии указывает на необходимость выполнения комплекса следующих мероприятий:

      1. Поголовная идентификация крупного рогатого скота, биркование всего имеющегося на подведомственной территории поголовья животных.

      2. Ужесточение контроля за обеспечением владельцами животных и хозяйствующими субъектами биологической безопасности скотоводческих хозяйств всех форм собственности, особенно молочно-товарных ферм. Обработка животных репеллентами на постоянной основе.

      3. Проведение профилактической вакцинации крупного рогатого скота гетерологичной живой аттенуированной вирусной вакциной из штаммов каприпоксовирусов, полученных от овец и коз. В России имеются три производителя вакцины против оспы овец и коз (ФГБУ ВНИИЗЖ, ГНУ ВНИИВВиМ Россельхозакадемии, ФКП «Армавирская биофабрика»), все они используют для производства данной вакцины варианты аттенуированного штамма НИСХИ вируса оспы овец.

      Для профилактики нодулярного дерматита крупного рогатого скота рекомендовано применять указанную вакцину для взрослого (старше шести месяцев) поголовья крупного рогатого скота в десятикратной «овечьей» дозе. Молодняк крупного рогатого скота рекомендовано вакцинировать с трехмесячного возраста в пятикратной прививочной дозе.

      4. Стабилизация эпизоотической ситуации по данному заболеванию в регионах Северо-Кавказского и Южного федеральных округов, перемещение между хозяйствами и населенными пунктами крупного рогатого скота, кормов для животных, животноводческого инвентаря исключительно по разрешению руководителя органа государственной ветеринарной службы соответствующего субъекта Российской Федерации, при этом решение принимается по результатам клинического обследования всех перемещаемых животных при карантинировании в течение не менее 30 дней в хозяйстве-отправителе и 30 дней – в хозяйстве-получателе.

      5. Проведение обработок крупного рогатого скота репеллентами в течение всего периода его перемещения.

      6. Проведение периодических обследований всего имеющегося на подведомственной территории поголовья крупного рогатого скота в целях своевременного выявления животных с клиническими признаками, характерными для заразного узелкового дерматита КРС.

      7. Лабораторное подтверждение диагноза на заразный узелковый дерматит КРС.

      8. Введение после лабораторного подтверждения диагноза на заразный узелковый дерматит КРС карантина по этой инфекции: осуществление симптоматического лечения заболевших животных; на ранее благополучных административных территориях рекомендовано подвергать больных животных вынужденному убою, мясо вынужденно убитых животных используется без ограничений, шкуры и субпродукты подлежат уничтожению.

      Вывоз за пределы карантинируемой территории молока допускается после его стерилизации (при температуре 132° С в течение 15 секунд) или кипячения.

      Проведение вынужденной внеплановой вакцинации крупного рогатого скота вакциной против оспы овец и коз в дозах, указанных в пункте 3 настоящих рекомендаций. На эндемичных по заразному узелковому дерматиту крупного рогатого скота административных территориях рекомендовано ревакцинировать животных в пятикратной прививочной дозе через 30–45 дней после первой иммунизации.

      Поскольку вакцина лечебными свойствами не обладает, в неблагополучном по данной инфекции хозяйстве после первичной вакцинации возможны факты заболевания и гибели ранее инфицированных животных, которые находились в инкубационном периоде болезни.

      9. Режим карантина снимается через 30 дней после выздоровления всех заболевших животных.

      10. После снятия карантина в течение одного года:

      o сохраняется запрет на вывоз и реализацию крупного рогатого скота за пределы оздоровленного неблагополучного пункта, кроме случаев его сдачи на убой (для убоя на предприятиях по убою и переработке животных вывозят после прекращения периода активной жизнедеятельности членистоногих-переносчиков данной инфекции: клещей, москитов, мух и др.);

      o на территории оздоровленного неблагополучного пункта за месяц до начала периода активной жизнедеятельности членистоногих-переносчиков заразного узелкового дерматита крупного рогатого скота, в соответствии с пунктом 3 настоящих рекомендаций.

      11. Выявление и пресечение фактов несанкционированного перемещения и реализации живых животных (крупный рогатый скот), продукции скотоводства, а также фактов их неправомерной реализации.

      Учитывая высокий уровень угрозы широкого распространения заразного узелкового дерматита крупного рогатого скота на территории Российской Федерации, прошу взять проведение указанных выше превентивных и вынужденных мероприятий под личный контроль.

      Заместитель директора А.Н. Мачнев.

      Приложение 2. Эпизоотическая ситуация по нодулярному дерматиту КРС (Dermatitis nodularis bovum) в РФ за 2016 год (по срочным сообщениям МЭБ)

      Количество неблагополучных пунктов по состоянию на 12.08.2016

      xn--80adjapb7awdo4m.xn--p1ai

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *